Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

Categories:

"Все, что у меня есть" реж. Питер Соллетт в "35 мм"

Давно не видел фильмов о молодых геях, зато посмотрел очередную картину про старых лесбиянок. Почему-то именно старые лесбиянки для современного кино становятся эмблематичными персонажами, обозначающими куда более универсальные, и не только сугубо "правозащитные" проблемы. Хотя из представленной здесь пары одна героиня помоложе, да и поинтереснее другой: Джулиана Мур лесбиянок на своем веку уже поиграла, а для Эллен Пейдж, прославившаяся ролью беременной девушки-подростка в "Джуно", амплуа новое (парадокс, поскольку Пейдж как раз по жизни - природная лесбиянка, о чем давно заявила во всеуслышанье), к тому же именно юная автослесарша Стэйси, героиня Пейдж, здесь "за мужика", тогда как престарелая героиня Мур куда более женственна, даром что Лорел - офицер полиции, "убойщица". Собственно, история тут не в том, что скрывавшая свою гомосексуальность (а иначе по службе не продвинутся, женщинам и без того тяжело, не то что лесбиянкам) тетенька-коп, бесстрашный и успешный борец с вооруженными преступниками, встретила однажды на баскетболе девицу, та проявила к ней недвусмысленный интерес, и через год они, зарегистрировав гражданское партнерство, купили дом под ипотечный кредит, который оплачивала, конечно, Лорел - это все присказка. Основной сюжет - борьба за пенсию: заболевшая раком легких Лорел безнадежна и умирает, тут все и закрутилось, потому что окружной совет (само собой, пять белых гетеросексуальных мужиков, кстати, претендующих по выходе в отставку на две пенсии за две должности каждый!) в передаче пенсионных полицейских льгот Лорел после ее смерти партнерше отказывает, хотя если бы она состояла в гетеросексуальном браке, такой проблемы не возникло бы.

На стороне однополой четы выступает также коллега Лорел, ее бывший напарник (Майкл Шеннон) - в фильме есть намек, что он в нее был влюблен, но драма по этой линии не развита, потому что речь не о чувствах, но о правах, и вообще какие могут быть "чувства" у гетеросексуального англосакса из протестантской среды, хотя бы и пришедшего к атеизму? Но персонаж Шеннона до поры - единственный такой на все отделение, даже скрытый гей, которого Лорел однажды увидела в клубе и не выдала, сперва не решается оказать ей прямую поддержку. Тем не менее под конец полиция округа с одобрения шефа дружной колонной направляется на заседание совета поддержать товарища-женщину, но вот совет до последнего непреклонен. Пробить брешь не удается, даже когда к процессу присоединяется эксцентричный и чрезмерно активный еврей-гомосексуалист в кипе, обращающийся ко всем парням "сладкий" и из частного случая раздувающий целую пиар-кампанию федерального уровне - этого персонажа играет Стив Кэрелл, после нескольких "серьезных" работ все равно сохраняющий за собой амплуа комика и тут использующий его с перехлестом, этот активист привносит в правозащитно-политическую драму с лесбийской подоплекой не ноту иронии, как, вероятно, задумывалось, но неуместный привкус водевильности, и это в сочетании с зашкаливающей сентиментальностью. А все-таки справедливость торжествует, и не только в частном деле. Вопросы, правда, остаются.

У Крамера в "Пожнешь бурю" при дискуссии о происхождении мира и теории эволюции ссылались на Библию, у Соллета тоже чернокожий епископальный проповедник, выступая на заседании совета, утверждает, что Иисус не говорит о гомосексуализме ничего, а самый реакционный боров-депутат отправляет к Ветхому завету, "прогрессивный" тут же отводит микрофон в ужасе: "ты хочешь, чтобы нас засудили!" и т.п., что окончательно сбивает с толку. Вообще апеллировать к Библии в подобных случаях - очень спорный прием, делающий уязвимыми обе стороны, потому что помимо Евангелий в Новом завете есть еще апостольские послания... И если уж светское право в цивилизованном мире имеет приоритет над христианской моралью - то незачем трогать религиозную догматику: мухи отдельно, котлеты отдельно. Тем не менее создателей фильма подобные мелочи не смущают, потому что для них важно любыми средствами бить в одну точку, то есть своему высказыванию они даже видимость художественной формы особо не пытаются придать, ограничиваясь, пусть и с самыми благими намерениями, тупой пропагандой. Дикарям такая пропаганда, однако, все равно не поможет стать людьми и зажить по человечески, а для полемичного высказывания, адресованного цивилизованному обществу, картина чересчур благодушна и одномерна: "равноправие" - это здорово, когда речь идет, к примеру, о законопослушных лесбияночках, но равными правами пользуются также и борцы с равноправием, те, кто подобных представлений о равноправии не признает, и сам никого не уважает, но претендует тем не менее на уважение и правозащитные лазейки эксплуатирует на всю катушку. Ну вот почему бы американским мусульманам (а их там дохуя!), для начала, не настаивать на легализации многоженства, кто сказал, что брак - это непременно союз двоих?! А даже если кто-то и сказал, да хоть бы сам Иисус - прогресс не остановишь, и какое дело мусульманам до Иисуса, когда им и до конституции США особо дела нет?

Что касается художественной стороны проекта - проблема шире, чем лесбийская подоплека конфликта, в американском кино и совершенно другого рода темы, политические, даже спортивные, нередко подаются с такой же прямолинейностью, упертостью, возводящий важный, исторически значимый, но все-таки частный случай в статус какого-то "откровения". Взять хотя бы фильм "Человек, который изменил все": в данной ситуации "наше все" - это бейсбол! В ситуации "Все, что у меня есть" это "все" - лесбиянки, ну то есть номинально, конечно, "справедливость" и "равноправие", но по факту - лесбиянки; причем действие происходит в 2005-2006 году, и фильм представляет собой скорее "отчет о проделанной работе", пример отстающим от победоносного авангарда: после того, как при одном "прогрессивном" члене совета и одном самом несговорчивом, но сбежавшим с заседания "по семейным обстоятельствам", единогласно было принято решение о передаче пенсии по наследству гражданской партнерше, в штате Нью-Джерси, где все это случилось, изменили законодательство о гражданском партнерстве, а затем однополые браки легализовали по всей территории страны. Но рассчитывать, что "живописными" видами Джулианы Мур в трубках и гриме умирающей можно пробить броню православной или исламской духовности, со стороны еврейских активистов Голливуда очень уж наивно, а сами по себе эти картинки и хриплые призывы к соблюдению прав человека, мягко говоря, не слишком привлекательны, какие-то кадры настолько топорны и навязчивы, что доводят сентиментальность истории до гротеска и даже при лояльном настрое вызовут скорее смех и отторжение, чем понимание и сочувствие.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments