Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

Categories:

"Комната смеха" О.Богаева, театр п/р О.Табакова, реж. Кама Гинкас, запись 2002 года

Концептуально: в день 75-летия Гинкаса показать именно этот, старый, не особенно удачный, недолго продержавшийся в репертуаре и давно сошедший со сцены спектакль, в котором, однако, главному герою исполняется аккурат 75! А я "Комнату смеха" ("Русская народная почта" - оригинальное название пьесы Олега Богаева, драматурга лет 10-15 назад весьма популярного, хотя новому поколению театральных зрителей его имя ни о чем не говорит) застал и видел, кажется, как раз то самое представление, которое и записано для ТВ - может быть, оно стало последним, не знаю, играли потом еще или нет. Сам Кама Миронович явно не относит эту работу к числу своих главных художественных достижений - официально это спектакль Табакерки (пускай и шел на сцене МТЮЗа), с участием Табакова, определенные компромиссы в таком случае, вероятно, неизбежны, и еще более значительные, чем обычно. Можно предположить, что Табаков, в той или иной степени вопреки режиссерской воле, ну или по меньшей мере отдельно от нее, добавляет герою своего "котматроскинского" обаяния, и состоящий в переписке с клопами и инопланетянами, сосед Ленина и английской королевы (а также Робинзона Крузо и еще некоторых узнаваемых фигур) Иван Жуков по режиссерскому замыслу должен выходить куда менее трогательным, чем этот одинокий и отчаявшийся ветеран-пенсионер на костыле. Забавно, что спустя годы другому герою Табакова, но тоже по случаю дня рождения и в момент смерти, также пришлось встретиться с Елизаветой Второй - в "Юбилее ювелира" Константина Богомолова:

http://users.livejournal.com/_arlekin_/3040493.html

Только в отличие от благополучного англичанина, к тому же куда более старшего возраста (ювелиру 90), Табаков-Жуков не ждет Елизавету (Марианна Шульц) к себе на 75-летие, а она, со своей стороны, оспаривает у Ленина право на жуковскую жилплощадь; и мало того, Иван Сидорович вовсе не жаждет видеть королеву Британии в своей хибаре, похожей на бункер или ящик, но и ящик - не почтовый, а такой, к которому выражение "сыграл в ящик" подходит: в начале спектакля его обстукивают рабочие (и это не "стук по батарее", который отмечен в авторских ремарках, это что-то более страшное), открывается стенка, показывая обстановку жуковской комнаты, после чего апокалиптический финал уже не предполагает альтернативной развязки. Персонаж Табакова все-таки - слишком простой, слишком земной, и слишком "очеловеченный", ну вот такой дурковатый, но безобидный, а в чем-то и трогательный старик-инвалид, жизнь проживший, все потерявший, оставшийся одиноким, никому не нужным, с крошечной пенсией, которой не хватает и на "каклеты". Мне же здесь видится задним числом прообраз будущего Поприщина, о чем я, кстати, вспоминал, когда спустя годы с таким трудом Гинкас в МТЮЗе выпустил "Записки сумасшедшего", и там Поприщин, которого изначально должен был играть Маковецкий, а сыграл Девотченко - не "маленький" человек Гоголя, но "подпольный" Достоевского, отчасти и жалкое, но чудовище:

http://users.livejournal.com/_arlekin_/1892586.html

С этой точки зрения показанный к юбилею режиссера спектакль - отнюдь не характерное для него произведение. Но по-своему все-таки яркое и памятное. Кроме того, я во всех спектаклях Гинкаса вижу себя (не потому что "я", а просто Гинкас ухватывает самую универсальную, антропологическую суть в любом герое), а с табаковским Ванькой Жуковым в свое время как-то в меньшей степени отождествлял, зато теперь - с марсианами пока не общаюсь, а с клопами регулярно.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments