Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

Categories:

"Бункер"

Опасений, что это будет оправдание Гитлера, у меня не было, и приятно, что я оказался прав: в симпатиях к фашизму режиссера Оливера Хиршбигеля и актера (замечательного!) Бруно Ганца может обвинить только тот, кто фильма не видел, либо уж очень глупый человек. Я больше боялся, что Хиршбигель сделал что-то в духе уродской "Агонии" Элема Климова - по счастью, и этого не случилось. Ну а то, что "Бункер" - это не оперетка в жанре сталинского "Падения Берлина", было известно заранее.

Недостаток этого фильма совершенно другого рода. Два с половиной часа в хронологической последовательности воспроизводятся события последних недель жизни нацистской верхушки. Воспроизводятся по схеме, очень популярной в советской драматургии о революции и гражданской войне - пьесех Билль-Белоцерковского, Погодина: многофигурная фреска с большим количеством эпизодов, связанных общей темой и сквозными персонажами, но ситуационно самодостаточными, автономными. В "Бункере" эти эпизоды мы видим глазами разных героев - помимо секретарши Гитлера это и врач-офицер, и подросток-ополченец, и другие. Эти и все прочие герои много рассуждают и часто переглядываются, говорят интересные и правильные вещи, складывающиеся в исторически очень корректную мозаику событий.

"Мы никого ни к чему не принуждали" - говорит Геббельс. "Германский народ сам доверил нам свою судьбу" - вторит ему в другой сцене сам Гитлер. Вот об этом и фильм. Не о самоубийстве Гитлера. Ну что Гитлер, что Геббельс? Фанатики, до последнего цепляющиеся за свои бредни. Он о самоубийстве народа. Возможно, о самоубийстве человечества. И о его воскресении, возрождении из пепла. И об ответственности народа за свой выбор. Об этом говорит в финальном интервью реальная секретарша Гитлера, дожившая до третьего тысячелетия и слишком поздно, и то случайно, осознавшая, что и на ней - часть вины, и ей, лично ей, есть в чем упрекнуть себя.

Вообще фильм очень честный. Даже слишком. Он слишком правильный - наверное, авторы и не имели права на политическую ошибку. Но избежав ошибки политической, они свели свое кино к подобию документа. Документа, при всей достоверности, заведомо фальшивого, потому что кино - игровое. Но для художественного фильма его мораль слишком очевидна. А для полудокументального - слишком надуманна. Неигровой финал, где реальная секретарша Гитлера говорит о своей ответственности за войну и холокост, окончательно убивает "художественность", а историческую правду сводит к пошлости.

Беда авторов "Бункера" в том, что они посчитали достаточным продекларировать свою мораль через конкретную историю конкретных людей и ограничиться этим. История, конечно, потрясает и сама по себе - два с половиной часа от экрана невозможно отвлечься. Пространство и время реконструированы с предельно возможной в игровом кино достоверностью. Но никаких других измерений в "Бункере" нет: ни метафизического, ни историософского, ни мифологического. Простой и честный рассказ о людях и событиях. Захватывающий самими фактами - но не тем, КАК рассказано. Очень обычно рассказано. Не скажу, что тупо - но чересчур просто. А все-таки уроды масштаба Гитлера и трагедии уровня последних дней Берлина заслуживают более изобретательного подхода. Хотя бы на уровне "Обители зла-2" или "Чужого против хищника".
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments