Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

Category:

"Экипаж" реж. Николай Лебедев

Не берусь судить, насколько технически и физически такое возможно - перекинуть из одного летящего сквозь бурю самолета в другой канат и по нему переправлять в рваной кошелке пассажиров, включая младенцев. Я вообще не жду от художественных произведений бытовой и психологической достоверности, для меня в истории кино нет персонажа достовернее Человека-Пингвина, сыгранного Денни де Вито - любой из героев "Экипажа" даже прежнего, а не то что нового, не конкурент ему по части убедительности. И старый "Экипаж" Митты для меня - не любимое кино и не образец для подражания, но сравнивать его с лебедевским некорректно не потому, что сейчас, дескать, таких актеров нет, какие были, а зато тогда не было таких спецэффектов - положим, действительно не было и нет, но у Лебедева и задачи другие. Митта снимал кино про людей, про сложные обстоятельства, про то, как люди преодолевают обстоятельства, и экстремальные, и вроде бы самые обыкновенные, повседневные, но порой не менее затруднительные в плане принятия решений; "Экипаж" Митты, то есть, при явных элементах "фильма-катастрофы" - прежде всего психологическая драма. Так вот в "Экипаже" Лебедева драмы нет и не предполагается, новый "Экипаж" - это аллегория михалковского толка и под его тритэшной вывеской сработанная. Можно сказать честно - не просто притча, а православно-фашистская агитка. Но можно об этом и промолчать, без того очевидно: герои лебедевского "Экипажа" получились "картонными" не по вине сценаристов или актеров, не из-жа недоработок режиссера, а потому, что так задумано, так надо, так сегодня делают.

Что касается "фильма-катастрофы", а в этом отношении новый "Экипаж" куда масштабнее и красочнее старого, понятное дело, то помимо того старого "Экипажа" в истории позднесоветского кинематографа, кажется, был еще всего один образчик данного жанра - "Тревожное воскресенье", и его наработки, наряду с "Экипажем", у Лебедева и К тоже идут в дело, прежде всего в сценарное. Главный герой - летчик с обостренным чутьем на несправедливость, оттого неуживчивый. В частной авиакомпании по протекции конструктора-отца его ждет знакомство с суровым командиром экипажа и милой дамочкой-пилотом, в дамочку поборник справедливости сразу влюбляется, с командиром сперва конфликтует, но скоро становится настоящим товарищем. Еще в экипаже есть, как водится, бортпроводницы и даже один бортпроводник, над которым обостренное чувство справедливости пилоту не мешает сперва глумиться, тем более, что стюардесса, за которой ухлестывает стюард, сходу начинает строить глазки новенькому, но и стюард потом покажет себя "настоящим мужчиной", чем заслужит расположение и девушки, и коллег. Строптивый пилот помирится с отцом и поженится с бабой-летчиком. Суровый командир восстановит равновесие в семье и авторитет в глазах непутевого сына-качка, тоже на глазах возмужавшего. А всего-то надо было - спасти несколько десятков душ с пылающего острова, где проснулся вулкан, вот все и показали себя враз настоящими мужчинами, настоящими пилотами, настоящими русскими.

Собственно, в идеале, чтоб показать себя во всей красе, русским нужна война, хотя бы гражданская. Но пока на русских, как они не стараются, как ни провоцируют они из последних сил свободный мир, никто нападать не желает, хучь ты тресни - в такой безвыходной ситуации сойдет и извержение вулкана на худой конец, не сидеть же сложа руки, то есть крылья. К тому же про войну Лебедев снимал на заре карьеры - тогда, помнится, главный специалист по военно-православному кино Н.С.Михалков издевался над молодым режиссером фильма "Звезда" (очень симпатичного, без дураков, фильма) - дескать, у него самолеты летят, а пропеллеры не крутятся. Потом-то дорогой Н.С. показал, как надо снимать про войну - и про отечественную, и про гражданскую, да русским же все равно, с кем и против кого, лишь бы воевать, они и русские-то лишь тогда, когда воюют. Лебедев же, будучи человеком профессиональным, урок принял к сведенью, теперь пропеллеры крутятся, и вулкан освоен по полной программе - лава, пепел, все дела. Одного самолета мало - нашли на аэродроме второй. Летели вообще в другое место, но русские же, узнали, что соотечественники гибнут, да и иностранцы там еще какие-то - ну как не помочь с риском для собственной жизни?

Выбор Козловского, Машкова и далее по списку, и Шпицы, и Шакурова, не говоря уже про Александру Яковлеву в роли некой чиновницы от авиационного ведомства, переживающей за судьбу экипажа и пассажиров из диспетчерской - все ровно так же запрограммировано идеологически и маркетингово, как и любой самомельчайший сценарный поворот: подобные проекты на самотек нельзя пускать. Режиссер, конечно, может позволить себе вольность - в небольших ролях безымянных персонажей, связанных с полетами, но пребывающих на земной поверхности, он занимает и себя, и Митту, а в бизнес-класс самолета сажает свой "талисман" - милейшую Нину Гребешкову, в роли ну совсем никчемной, мелкой - но приятной. В эпизоде с Гребешковой впервые появляется и главный "злодей" - неназванный на всякий случай по должности и роду службы, но, опять же на всякий пожарный, с еврейской фамилией бугай, который ездит в машине с мигалкой, ради которого задерживают рейсы (летает он все-таки регулярными - стало быть, не министр, а так, мелочь пузатая...); из-за него честнейший директор авиакомпании (еще один персонаж комедии масок - Сергей Газаров) вынужден отказаться от услуг героических летчиков, устроивших хаму скандал в салоне, отправляя их в "Аэрофлот" - "лучшую российскую авиакомпанию" (как сквозь смешок говорит он сам, руководитель, значит, не самой лучшей...).

Детали, призванные придать этой повести о ненастоящих сверхчеловеках какой-то искренности едва ли не более надуманны, как кульминационные эпизоды с переправкой народа по тросу из самолета в самолет на лету. Командир Леонид Саввич (Машков) просит коллегу (Ирина Пегова) подтянуть сына, которые предпочитает подтягиваться на перекладине, по английскому - и с ужасом спустя малое время обнаруживает, что подтянутый сын натянул репетиторшу (да и то сказать, кто б другой играл тетку, а то ведь Пегова с ее формами!). Но самое любопытное и показательное в "Экипаже" - это, выражаясь категориями школьного литературоведения из раздела, посвященного "Войне и миру" - образы представителей народа. То есть тех самых "мирных людей", "гражданского населения", которых бравые летчики спасают, спустившись с неба. Про них ведь так и говорят, прямо в фильме - не руки у них, а крылья. И вот ангелы-хранители летят на помощь народу. А наиболее ярких, то бишь сколько-нибудь индивидуализированных представителей этого народа играют в "Экипаже" Алена Бабенка и Иван Агапов. Персонаж Бабенко - трусливая бабенка, поссорившаяся по дороге к аэродрому с сестрой и сильно за нее переживающая. Персонаж Агапова - еще более недалекий, но с претензиями мужик, это он на летном поле громче и требовательнее всех спрашивает "когда полетим?", а уже сидя в салоне едва оторвавшегося от полосы лайнера (пришлось ждать, пока бадья с водой рухнет и потушит пламя горящего топлива - еле дождались!) первым делом интересуется "кормить будут?"

Вот и поди, спасай такой народ! Однако ангелы-хранители в форме спасают, не морщатся - другого-то народа у них нет. Себя не щадят - а спасают. Кормить по дороге к спасению, правда, не обещают. Тепла не обещают - наоборот, просят сдавать, у кого лишнее есть, теплые вещи - чтоб остальные не замерзли. Народ ангелам внемлет, вещи сдает, готов хоть последнюю нитку с себя снять - ведь речь идет о спасении, и не только тела, что тело, сгорело и нету, а тут иное, тут понимать надо, бездуховным иностранцам невдомек будет... А впрочем, понимания от своего народа ангелам как раз не требуется - достаточно исполнения. И еще, в самый ответственный момент, когда первый самолет (где за штурвалом Машков) на последнем горючем еле тянет, а второй кое-как выровнялся, его командир (то бишь Козловский) ставит вопрос на голосование, и предупреждает - только чтоб единогласно, один против - и никого во втором самолете спасать не буду. Некая трусливая мамаша было засомневалась, ведь риск большой, а у нее дети малые, но увидела, как малые дети сами тянут единогласно вверх свои ручонки, усовестилась и тоже подняла "за". Персонажи Бабенко и Агапова - все "единогласно". И вот это главное - главное, чтоб не мешали архангелом спасать народ, ничего не надо делать, только голосуй единогласно - и спасешься, может быть, потому что экипаж - это не одни ангелы и архангелами, вся единая Россия - наш экипаж. Двигатель сгорел, горючее на исходе, вулкан огнем пыхает, грозовой шторм дождем бьет - но это все ерунда, если единогласно "за", а иначе и сроду не бывало! Но лично мне представляется куда более заслуживающей доверия история Человека-Пингвина: он родился в богатой семье, но оказался уродцем, мама с папой решили от него избавиться и бросили под Рождество в речку, коляска доплыла до канализации, где проживали сбежавшие из зоопарка пингвины, они и воспитали младенца - вы как хотите, а это все намного правдивее, да и человечнее того, в чем пытается убеждать "Экипаж". Тоже ведь, между прочим, не руки, а крылья - но с пониманием, что рожденный ползать летать не может.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments