Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

Category:

"Порочные игры" реж. Пак Чхан Ук, 2012

Сценариста якобы вдохновлял старый, 1943 года, фильм Хичкока "Тень сомнения", но даже на уровне сюжета у слабенького по сегодняшним понятиям классического криминального триллера о проницательной девушке и загадочного родственника с "Порочными играми" мало общего, а уж корейская стилистика, перенесенная в Голливуд, и вовсе дает смехотворный эффект. Пак Чхан Ук прославился "Олдбоем", популярностью пользовались и "Сочувствие госпоже Месть", и "Жажда" - в общем, звезду корейской режиссуры пригласили в Голливуд. В оригинале это, конечно, никакие не "Порочные игры", а всего лишь "Стокер" - фамилия главных героев. Отец семейства Ричард Стокер погибает в день восемнадцатилетия дочери, зато в доме неожиданно появляется его брат Чарльз, к нему быстро проникается симпатией вдова, а также и дочка, уже совершеннолетняя. Дочку играет Миа Васиковска, мамашу - Николь Кидман, дядю Чарли - Мэтью Гуд, но и фальшивая голливудская улыбка Гуда, и непроницаемое лицо Васиковски режиссером здесь использованы не по назначению. С настоящими, не азиатскими актерами, Ук работать не умеет, все исполнители у него, будь то улыбчивый Мэтью Гуд, фарфоровая кукла Николь Кидман (которая только у очень крупного режиссера проявляется как большая актриса) или "пластилиновая ворона" Миа Васиковска выглядят одинаково как зомби, не говоря уже про Дермота Малруни, возникающего во флешбэках в роли погибшего брата Ричарда. Пока мать и дочь находятся под обаянием ловкого дядюшки, из дома бесследно пропадает домработница, затем уезжает в отель и не возвращается прибывшая погостить тетушка погибшего и его братца - и тут никакой тайны, все в фильме демонстрируется открыто: брат Чарли - маньяк-убийца. Постепенно раскрываются лишь детали - Чарльз долго просидел в психушке, и вроде как добровольно лечился, но когда Ричард приехал его забрать и отвезти в Нью-Йорк, обиженный, что его не берут в семью, психопат брата укокошил, забил насмерть камнем. Вообще что касается изуверских способов членовредительства - тут корейцам равных нет, и хотя Голливуд не дает развернуться умельцу на полную катушку, даже 18-летняя девица, отвергая ухаживания приторного блондинчика, для пущей убедительности втыкает ему в ладонь остро заточенный карандаш - а тот ничего, как будто так и надо, хотя по идее американец должен побежать жаловаться на нарушение прав, но у корейцев свои понятия о боли и чести. Чего же тогда ждать от дядюшки-маньяка - другого горе-ухажера племянницы, попытавшегося завалить девушку на лесной дороге, дядя Чарли душит ремнем, позаимствованным из гардероба убитого брата, причем душит прямо пока тот лежит и дергается на девушке, после чего вместе они прячут труп - ну и по привычке, вслед за домработницей и теткой, парня объявляют пропавшим без вести, так что даже туповатый местный шериф начинает прослеживать тенденцию, а режиссер-кореец все продолжает загадки загадывать. Но не зря папа учил дочку стрелять и брал с собой на охоту - когда тем же манером дядя берется задушить мать, чтоб сбежать с девушкой в Нью-Йорк, героиня Васиковски берет охотничье ружье и так палит по дядюшке, что стенка, по корейской моде, вся в крови и мозгах, и сама девица наполовину в том же. Но с матерью она не остается, уезжает из города, попутно с максимальной жестокостью расстреливая все того же бестолкового шерифа из той же охотничьей винтовки - ну конечно, раз уж в фильме корейского режиссера возникло ружье, да еще крупнокалиберное, с оптическим прицелом, м-м-м... не простаивать же ему.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments