Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

"Дзета" реж. Коста-Гаврас, 1969

Самый известный фильм Гавраса европейского периода, уже после того, как режиссер благополучно выбрался из родной Греции и продолжил изобличать американский империализм во Франции, но еще не переехал непосредственно в США, чтоб продолжить борьбу на местах. Помнится, во время большой ретроспективы Гавраса на ММКФ пару лет назад все ахали: ну до чего же "Дзета" актуальна, прямо про нас сегодняшних! Потом застрелили Немцова, и параллели с сюжетом "Дзеты" проявились еще сильнее, но меня, разумеется, режиссерский пафос увлекает в меньшей степени. "Дзета" - реальная история убийства "демократического" политика в "авторитарной" Греции на митинге: насильственную смерть власти пытаются выдать за случайность, бытовуху, спонтанное происшествие, но упертый следователь и пронырливый репортер докапываются до истины и в "авторитарном" государстве представителям независимого правосудия и свободной прессы, как ни удивительно, ряду генералов даже удается предъявить обвинение. Потом по суду многие либо отмазались, либо получили минимальное наказание, а вскоре к власти пришли т.н. "черные полковники", которые уже открыто могли творить то, в чем прежде таились. Впоследствии, но это уж совсем за рамками фильма, дотошный юрист, которого в фильме играет Жан-Луи Трентиньян, стал и во главе греческого государства, это все на свой лад увлекательно и в самом деле "актуально", но главная "злоба дня" старой картины помимо воли авторов проявляется в том, как детально и достаточно убедительно показана в ней идеология и политическая практика православного фашизма, его специфика по отношению к фашизму иных разновидностей.

Православный фашизм, даром что идеология националистически ориентированная и предельно милитаристская, на первый (но только на первый) взгляд менее кровожаден, и к насилию прибегает не открыто, зато с беспримерным цинизмом (в отличие от жалкого в своей откровенности германского нацизма, скажем), основной политический прием православных фашистов - лицемерие, "двоемыслие"; главную же ставку православные делают не на физическое подавление индивидуальности, самостоятельности, всякой альтернативы, но на промывку мозгов, что как раз обозначено уже в прологе "Дзеты", в высказываниях представителей военно-политической элиты Греции начала 1960х годов. Но если возвращаться к историческому контексту, то забавно проследить, что основной опасностью для власти выступают ориентированные на Россию, в тогдашний период коммунистическую, местные левые деятели, противостоят же им "американские марионетки". Русские от коммунизма ныне открещиваются, и парадоксально опираются на те самые "традиционные ценности", начиная с православия, которые защищали от "агентов Москвы" именно "черные полковники" и их прямые предшественники, обвиняемые Коста-Гаврасом в политических убийствах. Но и при полном идеологическом развороте по-прежнему надежды связываются с русскими, а опасения (мягко говоря) - с американцами. Пускай русские раньше несли идеи социализма, равенства, прав трудящихся, а теперь толкуют о сословиях, традициях и т.п. - это для православного фашизма неважно, а важно - уничтожить все, что не сводимо к единообразию мышления, поведения, образа жизни.

Политика-"демократа" в "Дзете" (название по букве греческого алфавита, служившей после убийства героя - который на самом деле получил из проезжающего мотороллера по голове дубинкой и скончался пять дней спустя в госпитале; букву рисовали на стенах его сторонники, что означало "он жив") играет Ив Монтан - большой, хотя и далекий друг Советского Союза, аккурат в 1968-м после очередного нападения русских на Чехословакию от дружбы перешедший к критике и сразу объявленный "друзьями" врагом, ренегатом, предателем (похожая судьба и у соавтора сценария "Дзеты" Хорхе Семпруна). В следующем фильме Коста-Гавраса, сделавшего передышку в бичевании язв американского империализма и снявшего единственный в его карьере фильм "Признание", где осмыслена технология империализма русского, когда руками местных ставленников-коллаборационистов православные гестаповцы пытают ветеранов коммунистического движения, антифашистов и евреев, Монтан сыграет жертву именно русского коммуно-православного фашизма наиболее эффективного и адекватного его задачам сталинского образца, а закончится картина кадрами подавления русскими "пражской весны". Но этот фильм по православному телевидению определенно не покажут. А в "Дзете", между прочим, фоном к митингам, политическим собраниями, провокациям и убийствам проходят гастроли балета Большого театра - не знаю, в действительности так исторически было, но вряд ли случайно режиссер включил в драматургию "Дзеты" этот момент и сделал его лейтмотивом.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments