Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

"Мы и Джулия" реж. Эдоардо Лео ("N.I.C.E." в "Иллюзионе")

Криминальные комедии на южно-итальянском материале всегда интереснее, чем про северян (вроде идущих ныне в прокате "Венецианских львов") - потому что органичнее. В третьем режиссерском фильме Эдоардо Лео три неудачника (причем один из Турина, а другой из Флоренции, для итальянцев региональный компонент неизменно важен даже в мелочах) на паях приобретают полуразвалившуюся усадьбу. Первый пайщик - скрывающийся от заимодавцев авантюрист-шоумен из "магазина на диване"; второй тоже продавец, но за пять лет своего никчемного управления приведший к банкротству работавший с 1910 года дедовский гастроном и заодно брошенный женой; третий - бесстрастный продавец в автомагазине, после смерти отца решивший круто изменить судьбу. К пайщикам присоединяется разыскавший должника-шоумена заимодавец, хоть и ростовщик, но с коммунистическими взглядами, в то время как сам телеторговец скорее мечтает о возвращении муссолиниевских порядков. Ну и до кучи разорившийся гастрономщик нанимает свою бывшую уборщицу, забеременевшую неизвестно от неизвестного после того, как ее жених сбежал со свадьбые с ее же родной сестрой. Новоиспеченные землевладельцы не знают, как им обустроить имение, ни даже как ее назвать - но случайно приживается предложенное шоуменом имя "Казал де Пацци", что для флорентийцев означает "усадьба умалишенных", а проще говоря - "канатчикова дача". Но главная проблема - не хозяйственная, а криминальная: местная мафия, неаполитанская каморра. Сначала горе-бизнесмены, не подумав, берут в заложники немолодого мафиозного эмиссара и запирают в подвале. Потом к нему добавляется двое шестерок-малолеток. Но у мафии длинные руки.

Я по жизни человек мнительный, мрачный и нудный, комедии меня по большей части раздражают, особенно "позитивные" - я не говорю про "доброе русское кино", от него даже православные порой блюют, но и современные французские, испанские комедии - не лучше, британские комедии непременно идеологизированы и политизированы, а "немецкая комедия" - просто оксюморон. Даже в польском кино, к которому я пристрастен, комедийный жанр не на высоте, поляки предпочитают снимать драмы (вероятно, по тем же причинам, по которым я предпочитаю их смотреть). Как ни странно, единственный, пожалуй, национальный кинематограф, где традиции кинокомедии не выродились и не выдохлись окончательно - итальянский. Пускай вещи на уровне Дино Ризи или Марио Моничелли ныне редкость, но "позитив" итальянской комедии всегда искренний и не бесит фальшью. Помимо собственно фабулы, "Мы и Джулия" держится на деталях, порой причудливых и неожиданных. Машину мелкого мафиози, "Джулию 1300", друзья-пайщики закопали в яме недостроенного бассейна, а тот, как все итальянцы и особенно южане, любил музыку, поэтому в машине остался невыключенный магнитофон на автоперемотке и с новеньким аккумулятором - в результате из-под земли временами раздаются звуки музыки, преимущественно классической, скажем, струнной серенады Дворжака. Торговец автомобилями, успевший уже влюбиться в беременную уборщицу, придумывает легенду о музыканте, которого полюбила дочь герцога, и вымышленная на скорую руку пародийная кровавая драма, вдобавок к еде и красотам природы, привлекает туристов в "Усадьбу умалишенных", дела идут на лад - пока опять на горизонте не возникает каморра проклятая. Пайщики готовы уже бежать и бросить собственной на произвол судьбы, спасая жизни - но разворачиваются, чтобы бороться за свое дело и победить.

Поразительно, что "Мы и Джулия" - кино вполне "традиционное", "семейное" и даже "патриотичное" (хотя как и все остальное, патриотизм в Италии региональный и связан с местными стереотипами:
неаполитанцы хорошие музыканты, а туринцы плохие кулинары и т.п.). В то же время современным идеологическим тенденциям он не чужд - рядом со старой усадьбой, осажденной каморристами, не привлекая к себе внимания трудится целое стадо чернокожих нелегалов из Ганы, работящих, верных и смелых; их неформальный "лидер" Абу постоянно приходит на помощь и выручает главных героев. Он же спрашивает бедолаг-пайщиков: почему вы не уйдете куда-нибудь еще, где вам будет лучше - получая ответ: "у нас нет выбора" - и ведь правда, если вдуматься, африканцам из Ганы можно бежать в Италию, а куда бежать итальянцам из Италии? Хорошо в Америку - ну а американцам из Америки куда бежать? С другой стороны, не столько слова "красного" пайщика, сколько заложенная в фильме энергия наводит на мысль, что если б за воплощение идей интернационализма, общественной собственности и прочих коммунистических принципов взялись не русские дикари-людоеды под дубинками прекраснодушных евреев-комиссаров, а добровольно объединившие усилия цивилизованные и увлеченные люди - глядишь, и построили бы они коммунизм-то! Но даже если нет - пригодится совет беременной уборщицы: перелить вино из пластикового стаканчика в стеклянный бокал - вкуснее от этого не станет, но так пить все же намного приятнее.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments