Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

Category:

"Ева" реж. Джозеф Лоузи, 1962

- Что вы больше всего ненавидите, кроме мужчин?
- Старых женщин.

Лоузи известен совсем другими фильмами, и раньше их часто показывали, а "Еву" я до сих пор никогда не видел. Начиная с заглавия "Ева", заканчивая библейским пост-эпиграфом "и поставил херувима... чтоб охранял древо жизни", через экранизацию необычайно популярного в прошлом веке, а ныне, кажется, совсем забытого Джеймса Хэдли Чейза навязчиво проходят аллюзии вполне определенного рода. Что, конечно, соотносится с сюжетом о дорогой шлюхе Еве Оливьери (у нее и фамилия тоже достаточно "символичная", из той же оперы, что и "древо жизни"), в которую влюбляется Тайвен Джонс, запоздалый дебютант в литературе, еще больше прославившийся и обогатившийся на фильме по его книжке. У Тайвена есть невеста Франческа, бесконечно ему преданная. Но Ева, будто Лилит, овладевает его волей. Тайвен мечется между Венецией и Римом, между Евой и Франческой - вот, собственно, и вся история, которая режиссера, вероятно, тоже не слишком увлекла.

Такое ощущение, что для Лоузи место действия, антураж, типажи важнее разворачивающейся интриги, фабула куцая и скомканная, при свойственной кинематографу начала 1960-х динамике, зато крупные планы и панорамы - загляденье: "красивая западная жизнь", сказали бы в свое время, и действительно - обставленные антиквариатом и дизайнерской мебелью виллы, автомобили, гондолы и катера, рестораны и казино, приемы и вечеринки, и виды, виды... В меньше степени римские, в большей - венецианские. Причем дело не ограничивается стандартным набором из площади Сан-Марко и видом на Санта-Мария-делла-Салюте, наоборот. И премьера фильма по книге Тайвена проходит в Венеции, и сам он имеет дом там же, но редкий случай, когда все самые драматичные, кульминационные эпизоды - и первое столкновение Тайвена с Евой, когда вернувшись с вечеринки герой застает разбитную бабенку в собственной ванной и при ней незадачливого потратившегося ухажера, которого вышвыривает вон; и неожиданный приезд Франчески, которая уже после, казалось бы, примирения жениха и невесты опять застает Еву на вилле будущего мужа, бросается в катер, устремляется прочь и погибает - привязаны к Торчелло. Не помню другого игрового фильма в истории кино, что специфическая и как будто вовсе не венецианская фактура Торчелло - пустырь, невзрачная романская базилика с покривившейся колокольней (а за заборами скрытые, как видно, неплохие особнячки...) так ярко и масштабно была представлена на киноэкране.

С другой стороны, фильм Лоузи - очевидный бенефис Жанны Моро; даже в любовном безумии героя Стенли Бейкера смотрится бледно рядом с ее невозмутимой, знающей себе цену (в том числе и выраженную в дензнаках буквально) Евой. Только ей он способен признаться, что прославивший его роман написан не им, а его братом, и дальнейшие литературные перспективы в связи с этим под вопросом - но ради призрачных радостей встречи с Евой герой готов пожертвовать не только помолвкой с Франческой и контрактом на следующий фильм, не только деньгами, садясь за игорный стол, лишь бы оказаться к Еве поближе, но и собственным достоинством - а о том, кто "настоящий мужчина", а кто не очень, в фильме говорят на редкость часто, причем в основном как раз дорогостоящие бляди, что характерно.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments