Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

Categories:

"Макбет" по У.Шекспиру, Александринский театр, СПб, реж. Кшиштоф Гарбачевски

По большому счету именно та часть публики (весьма немногочисленная в процентном отношении к расчетной сотне ожидаемых зрителей), которая в первые минуты выпадает от происходящего в осадок, а на середине мероприятия выползает вон с писками типа "верните деньги! мы покупали билеты в театр, а не в кино!", и является единственной настоящей целевой аудиторией подобных проектов. При том что никто их даже особо не наебывает, поскольку что дай себе просвещенные девицы, освободившие кресла для нас с Борзенко, досидеть до конца представления, ну или хотя быть чуть обождав с позорным бегством, они бы увидели за поднявшимся экраном загончик, откуда ведется онлайн-видеотрансляция. Но зато они испытывают от увиденного если не шок, то по крайней мере некоторое удивление, что-то с ними происходит неожиданное, к чему они оказываются психологически не готовы. Остальным, будь то собаку съевшие на современном искусстве культурологи или обычные маленькие любители искусства (способные по части готовности ко всему дать фору докторам искусствоведения) в этом "Макбете" ловить, в общем-то, нечего - мультимедийный перформанс как разновидность театрального формата давно уже не удивляет, а в "Макбете" Гарбачевски и К (вся постановочная группа - поляки) нет ни отвязного юморного трэша, ни лобового политического радикализма, ни изощренного интеллектуального содержания, ни открытой эмоциональной энергии, высвобождающейся у талантливых режиссеров при деструкции хрестоматийной классики.

Я за всю жизнь видел на сцене только две постановки "Макбета" - Някрошюса и Бутусова; это не считая оперы Верди "Макбет" в Большом (поставленной, как ни смешно, опять-таки Някрошюсом) и отрывка "Леди Макбет" в рамках спецпроекта театра Наций "Шекспир Лабиринт" (режиссер Тимофей Кулябин). Някрошюс, за всей метафоричностью, достаточно внятно обозначал шекспировский сюжет, а Костас Сморигинас в его спектакле можно воплощал характер героя. Но и бутусовский "Макбет. Кино", при том что, наверное, более радикально "деструктивной" постановки Бутусов не делал ни до, ни, пока еще, после, в сравнении с польско-александринским - связный пересказ пьесы с иллюстрациями. Гарбачевски помещает персонажей в тесную выгородку из рифленой жести, спрятанную за пересекающим сцену киноэкраном. Оттуда на экран транслируется некое действо с участием плохо опознаваемых даже в тех случаях, когда они не изображают японских мультяшек, игрушечных котят и чебурашек, антропоморфных фигур. При этом если заглянуть в программку, то Леди Макбет (Ольга Белинская) концептуально выступает двойником Гекаты, Дункан отождествляется с Малькольмом (обоих играет актриса Виктория Воробьева), где-то здесь же надо искать Макдуфа (Александр Лушин), леди Макдуф (Гала Самойлова) и ребенка Макдуфа (Василиса Алексеева). А еще среди заявленных персонажей представления - некий Росс, и он же заодно Адам Мицкевич, в исполнении, надо же, Александра Мицкевича. Их жестяная коробка - то ли фургончик комедиантов, то ли приютивший бездомных сарайчик, то ли бункер, то ли космолет - несется, вернее, медлительно плывет на экране сквозь звездные туманности, а слева от траектории полета гипнотически вращается парящий в невесомости, то бишь нарисованный и анимированный на компьютере старинный кинжал - "кино", надо признать, смотрится неплохо, местами очень эффектно. Увы, т.н. "живой план" сильно проигрывает видеоряду, актеры выходят (в какой-то момент) на площадку - и тут на них жалко смотреть. Самый эффектный из "театральных" в привычном понимании моментов - эпизод с ведьмами (Ольга Бобкова, Светлана Шейченко, Софья Шустрова), тут и пластика какая-никакая, и музыка, ну или, по крайней мере, мелодекламация (композитор - Ян Дущиньски), но все равно - нудновато. Остальное того хуже - ну врывается в ошметки текста "Макбета" гамлетовский монолог "Быть или не быть", ну один из персонажей (я не понял, кто именно, но не Макбет, во всяком случае) с Шекспира переходит на Симонова и цитирует четверостишие "Так убей же хоть одного, так убей же его скорей...", после чего засовывает себе в рот пистолет-пугач и стреляет (а оглушительной игровой стрельбы и без того хватает, с первой секунды пролога, где обозначается смерть кавдорского тана, до последних сцен, когда помирают уже все подряд), однако мероприятие, заявленное на сайте как двухчасовое, в программке на час сорок, а реально продолжавшееся не более полутора часов, тянется так же уныло и бестолково, разве что видео, возвращаясь на опустившийся обратно экран, привносит хоть какое-то разнообразие.

Помимо небольших платформ на колесиках по переднему плану площадки, почти все свободное от экрана пространство занимает батут в черно-белую полоску, иногда на нем кто-то прыгает, но стоит он, и это ясно каждому уже при входе в зал (кроме тех, кто "заплатил за театр, а не за кино"), что под конец резиновая крепость сдуется и опадет. Безликая фигура в шотландской шапке, тоже черно-бело-полосатая, как сторожевая будка, вышагивает вдоль, словно в почетном карауле. Кстати, у дверей зала установлен дополнительный металлоискатель - деталь, в польском театре, вероятно, показавшаяся бы символичной: я сталкивался с подобным в Вильнюсе на спектакле Коршуноваса "Изгнанники", где зритель, пришедший в Литовский национальный театр, включается в игру с порога, проходя через детектор в вестибюле, поскольку ближайшее к театру аналогичное устройство находится в вильнюсском аэропорту. Беда не приезжего режиссера, но местного зрителя, что по российским стандартам и особенно в Москве прикол с металлодетектором не работает совершенно, потому что каждый до того, как столкнуться с ним возле зала, миновал его внизу возле гардероба, а до этого - в метро и хрен знает еще сколько раз в различных других местах. Собственно, точно так же обстоят дела и с другими "находками", из которых механистично, на живую нитку, без вдохновения и без внятного осмысленного посыла, но и без самоиронии, без желания хотя бы повеселиться (раз уж существенного нечего сказать) слеплен александринский "Макбет", и в формальном плане (абсолютно все приемы и детали - секонд-хенд, из ассортимента придорожного супермаркета современной европейской режиссуры), и в содержательном, насколько вообще уместно в данном случае толковать о "содержании" по отношению к набору случайных обрывков пьесы, рассуждениям о свободе, насилии и "системе", попыткам актеров "выйти из образов", называя друг друга настоящими именами (для начала бы неплохо было "войти в образ", а уж потом выходить) и, наконец, монологу Макбета (несмотря на ни что запоминающийся своей актерской индивидуальностью рыжеволосый Алексей Фролов) про то, что жизнь - паяц на сцене, а мир - пьеса, где много слов, нет лишь смысла; применительно к пьесе, разыгранной актерами Александринки под заглавием "Макбет", нельзя даже сказать, что в ней много слов; а про смысл и говорить нечего.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments