Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

Categories:

"Кошка на раскаленной крыше" Т.Уильямса в "Коляда-театре", реж. Николай Коляда

Аншлаги на гастролях Коляды - явление примерно той же природы, что пресловутая "очередь на Серова", хотя в меньших масштабах, но зато концентрированное по накалу страстей и узкой локализации, то есть, грубо говоря, массовый психоз, только не для всех подряд, а для самых "продвинутых". Я непродвинутый и вообще с какого-то момента решил для себя, что в чужом безумии не участвую, а тем более в коллективном (мне хватит собственного), из насыщенной гастрольной программы "Коляда-театра" выбрал лишь две премьерные, текущего сезона постановки. Причем на "Кошку..." я бы вечером не пошел, но было и дневное представление, да и днем бы не пошел тоже, знай заранее, что будет работать второй состав. Возможно, имеет смысл смотреть "Кошку..." с Ягодиным-Бриком и Зиминой-Большой Ма, которые играли вечером накануне - хотя суть вряд ли меняется, но все-таки Олег Ягодин обладает яркой индивидуальностью, тогда как Денис Тураханов в роли Брика очевидно беспомощен; у Зиминой же, которая так поразила меня в "СашБаше", Большую Ма вряд ли до такой степени лишена человеческого обличья, как в исполнении Светланы Колесовой. Но это детали, о которых я теперь могу только фантазировать. Факт же в том, что мир Уильямса воплощен Колядой в таком же безвкусном, доведенном до гротеска позднесовковом крикливо-цветастом - "вырви глаз" - антураже (несмотря на "звездно-полосатую" боксерскую грушу, все очень узнаваемо, от блесток, бахромы и ковриков до "хрустальных" бокалов на праздничном столе), как и Шекспир, Пушкин, Чехов и т.д. Впрочем, это я предполагал, поскольку видел шесть лет назад, и как раз с Ягодиным-Стэнли, колядовский "Трамвай "Желание":

http://users.livejournal.com/_arlekin_/1698414.html

И я не удивился, что Мэгги, которую играет (во втором составе) Василина Маковцева недалеко ушла от Мэй (правда, Мэй-Вера Цвиткис тут просто чудовище, а Мэгги рядом с ней - ну просто примитивная жлобская поблядушка). Не покоробил меня - ну не более ожидаемого, по крайней мере - ни адаптированный текст, в связи с чем персонажи Уильямса так и сыпят "жопами", "подъебками" и т.п.; ни проповедник Тукер (Константин Итунин), при любом удобном случае трогающий мальчиков за попки (для удобства проповедника "мальчики", помимо прочего карнавального облачения, попки носят накладные, из поролона, а иногда, оборотившись передом, и показывают поролоновые пенисы шутки ради); ни бесконечные, утомительные, но типичные, характерные для любого спектакля Коляды хороводы уродцев (здесь можно даже увидеть отсыл Коляды к устаревшему по сегодняшним понятиям, сделанному в определенное время, но для того времени знаковому спектаклю Гончарова, оставшемуся с записи с Аллой Балтер-Мэгги, заменившей Доронину после ее ухода из театра Маяковского); ни то, что поведение Большого Па больше подобало бы откинувшемуся после очередной ходки русском уголовнику-рецидивисту, а не американскому плантатору-южанину, сколь угодно жестокому.

Коляда так видит не только Уильямса - Коляда так видит мир, таким мир показывает и имеет право, да ведь многие и разделяют такой взгляд. Едкие цвета, навязчивые музыкальные перебивки, гроздья надувных шариков; говорящие игрушки, пищалки, "попугайчик" в клетке - другому хватило бы на двадцать спектаклей, но Коляда не скупится на примочки (другое дело, что ассортимент примочек у него стандартный и повторяется из опуса в опус на уровне "мимо тещиного дома я без шуток не хожу"). Я бы не сказал, что у Коляды нет вкуса, потому что отсутствие вкуса - явление распространенное, а тут речь идет о несомненном наличии какого-то "анти-вкуса". Однако, по моему убеждению, вульгарность может быть краской - но вульгарность не может быть стилем. У Коляды же вульгарность возведена в стилеобразующий принцип, и хорошо еще если сознательно. Ну тоже не больно хорошо, но если режиссер сам этого не сознает - тогда дело совсем скверное. Однако этот "анти-стиль" имеет своих многочисленных, да еще каких фанатичных, почитателей - и пускай люди друг другу радуются всякий раз, благо у Коляды все постановки - "одним цветом". Но конкретно в связи с "Кошкой..." у меня возникли сомнения более частного порядка.

И прежде всего относительно Брика - может, в исполнении Ягодина впечатление складывается иное, но у Тураханова единственным моментом, когда актеру и герою можно хочется поверить, оказывается кульминационный, предшествующий антракту диалог сына с отцом, где Брик доказывает, что он "непидарас" и утверждает, что с покойным Скипером его связывало не подавленное гомосексуальное влечение, но крепкая чиста пацанская дружба. Тут хочется спросить "Коляда-театр" - ребята, вы че, с Урала? Но я понимаю, насколько некстати такой вопрос, к тому же у Коляды прежде в его собственных пьесах гомосексуальная проблематика проявлялась регулярно и, стало быть, если гетеросексуальность Брика - не актерская недоработка, то сознательное режиссерское решение. А это уж с ни с чем несообразно, это разрушает логику и пьесы в целом, и в частности диалога Брика с Большим Па ("я сказал правду тебе, а ты мне"). Уродливо-сентиментальный финал с заворачиванием и разворачиванием ковра, хэппи-энд натужнее, чем в голливудском варианте с Элизабет Тейлор (но фильм снимался во времена, когда Голливуд не мог открыто говорить о причинах семейного раздала Мэгги и Брика, подразумевавшихся Уильямсом вполне недвусмысленно) убедительности такого взгляда на сюжет пьесы не добавляет, а связности все происходившее до того лишает окончательно.

Ну и помимо прочего - вот прямо в гостиной усадебного дома встроена душевая кабина, где в начале первого действия Брик моется голышом, стоя спиной, то есть голой жопой, к залу. Ричард в финале, Брик в начале - ну пожалуйста, хотя в том и другом случае это явно необязательно, а в "Кошке на раскаленной крыше" и неуместно, но коли хочется - раздевайтесь, только почем тогда спиной? Развернитесь, покажитесь! А то натурализм - но с фиговым листком. "Кошку..." я смотрел утром, а вечером побывал на мероприятии "театральной медиатеки" демонстрировали фрагменты финских спектаклей Камы Гинкаса рубежа 1980-х90-х годов. Там тоже показывают "жопу" в "Театре сторожа Никиты" по "Палате № 6" (и не только жопу, кстати), а еще мясную тушу рвут и капусту рубят (в "Преступлении и наказании"), то есть набор приемов - примерно того же плана, что у Коляды, только Гинкас все это делал в прошлом веке и у Гинкаса это совсем не вульгарно, у Гинкаса "натурализм" и "условность" усиливают друг друга, а не обесценивают. Потому что дело не самой по себе жопе (слове или, так сказать, явлении натурального порядка), и не в мясе с капустой, а в энергии, которая заложена постановщиком. Энергии не предметной и не исполнительской, не искры, высекаемой из коллективного существования актеров на сцене - такая искра, конечно, может зажечь кого-то (на нее-то, насколько я могу судить, и летят мотыльками фанаты Коляды), но настоящая театральная энергия - режиссерская мысль, которая возникает до начала репетиций и не пропадает после того, как спектакль исчезает со сцены, сохраняясь в лучшем случае на обрывочных некачественных записях, если она, конечно, изначально была. А если мысли нет - тогда на бедность предъявите хотя бы хуй, что ли, а то даже неудобно, все жопа да жопа.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment