Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

Categories:

"Пер Гюнт" А.Шнитке, Гамбургский балет в Большом, хор. Джон Ноймайер

Лично для меня очевидно, что из ныне здравствующих и активно работающих хореографов Ноймайер лучший, если не единственный такой оставшийся, кто способен еще освоить формат многоактного сюжетного балета, не превратив его окончательно в подобие "цирка дю солей" (как Кристофер Уилдон, например). Очевидно для меня, однако, также и то, что сам формат безнадежно устарел. А "Пер Гюнт" - еще и премьера четвертьвековой-с-лишним давности, пусть и как бы переработанная версия, "капитальное возобновление". В оригинале спектакль шел четыре часа с двумя антрактами, теперь меньше трех с одним перерывом после второго действия. Считаю, что мне повезло с солистом в заглавной партии: Карстен Юнг ("под него", собственно, "Пер Гюнт" и восстанавливался) - и немолодой уже (что для артиста, может, минус, но для героя, проходящего большой жизненный путь, принципиально важно), и брутальный, и не лишенный самоиронии, и очень, очень хороший артист, не просто танцовщик. И все же главным элементом в постановке для меня оказалась... музыка Шнитке.

Не скажу, положа руку на сердце, что это случилось совсем уж неожиданно, особенно в свете недавних работ Ноймайера с композитором (также русскоязычного происхождения), чье фамилию даже уничижительно рядом с Шнитке я упоминать лишний раз не хочу. Но Шнитке, особенно в 3-м акте и в эпилоге, в "бесконечном адажио", где "мерцающая" фонограмма хора накладывается на "живой" оркестр, буквально уводит и героя, и слушателя, и сам уходит - за пределы земного бытия. У Ноймайера же и аллегорические, символические моменты решены довольно-таки прямолинейно, а бытовые порой - ну просто наивно. К тому же Ноймайер сознательно отказывается от сказочного волшебства. Прежде всего во втором акте, где Пер, удрав от земляков, попадает сначала в шоу-бизнес, потом пробивается из артистов мюзик-холла в кинозвезды, превосходит по популярности свою партнершу по "пеплуму"-блокбастеру Анитру... так что следующий за "дивертисментом" кабаретных и бальных танцев сумасшедший дом, предполагаемый автором литературного первоисточника, балетмейстером представлен как корчи в смирительных рубашках - в духе не то Мэтью Боурна, не то Бориса Эйфмана (хотя понятно, что со вкусом у Ноймайера получше, чем у второго, а хореографическое мышление оригинальнее, чем у первого), да и самого себя в более поздней "Чайке", где Ноймайер фактически повторил давнишние находки "Пер Гюнта". Драматургический ход с "аспектами личности Пера", изначально может и продуктивный, сегодня смотрится, мягко говоря, наивно и вторично (пусть в возобновленном спектакле количество "аспектов" уменьшилось до четырех против семи прежних), да и пластическое решение "пролога", где акцент сделан именно на "аспектах", оставляет неоднозначное впечатление. И много иллюстративных, буквалистских решений - например, когда в первом акте Пер строит "уединенную хижину на горе", раздвигая на заднем плане лестницу-стремянку.

Лучшие эпизоды хореографии, по-моему - соло и дуэты в первых двух актах; на "бесконечном адажио" мне все сказала музыка, пластически этот финальный дуэт показался мне слишком надуманным, искусственным и затянутым. В массовых же танцах Ноймайер довольно однообразен, сколько бы кордебалет не менял костюмы: мелькают серые пиджаки, бальные платья, к финалу практически весь ансамбль в обтягивающих трико-унисекс, парни полуобнаженные, двигаются замедленно - это "каждый человек", "имярек" - во множестве с трудом различимых ипостасей, и среди них разыгрывается "взаимное признание" Пера и Сольвейг, то есть это вроде как уже иной мир, но опять-таки все слишком очевидно, если не сказать банально.

Посмотреть целиком спектакль Ноймайера в исполнении гамбургской труппы - так или иначе великое дело, честь и хвала Большому театру (хотя для своего собственного репертуара Большой всегда выбирал у Ноймайера постановки более значительные и не столь явно утратившие свою художественную актуальность - "Сон в летнюю ночь", "Дама с камелиями"). Но все-таки воспринимать даже обновленный вариант "Пер Гюнта" как хореографическое откровение, как последнее слово или как вершину - при всем желании затруднительно. Когда в 3-м акте пара главных героев движется будто поперек общему "течению", я вспомнил похожий прием в недавнем балете Уэйна МакГрегора, навеянного терактами в лондонском метро - и как это естественно, пронзительно выглядело там, и как искусственно, "придуманно" здесь. Ну и самое обидное, по-моему - что "Пер Гюнт" приехал на гастроли взамен планировавшейся сперва "Золушки". Вот если б "и того, и другого, и можно без хлеба" - ну да теперь остается радоваться хотя бы чему-то одному.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments