Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

Category:

Алексей Чернов и Akadem Quartet в КЗФ: Скрябин, Танеев

Чернова уже правомерно называть "скрябинистом", у него прошлой весной был даже отдельный посвященный Скрябину абонемент в консерватории - правда, состоявший лишь из двух концертов, на одном из которых мне довелось присутствовать:

http://users.livejournal.com/_arlekin_/3066469.html

На прошлой неделе Чернов играл на скрябинском рояле в доме-музее композитора - к сожалению, туда у меня пойти не получилось, тем более важным для себя я посчитал его концерт в КЗФ с "Академ квартетом". И если отвлечься от факта, что вводных слов, по делу и не очень, на вечере было сказано едва ли не больше, чем исполнено собственно музыки Скрябина с Танеевым вместе взятых (еще чуть-чуть, и осталось бы ощущение, что музыка вообще уходит на второй, прикладной план, как в формате презентации или конференции), то оба отделения были интересны по-своему, хотя первое, скрябинское, на мой взгляд, в большей степени. Ограниченным (можно было чуть расширить, в идеале - за счет речей и бесед) набором произведений Чернов показал и динамику, развитие, и единство творчества композитора от самой ранней "Мазурки" (соч.3) до позднейших Пяти прелюдий (соч. 74).

Если мазурка с двумя экспромтами несут настроение скорее лирическое, а прелюдии будто наполнены мрачными предчувствиями, то четырехчастная 3-я соната, завершавшая отделение, построена на данных в развитии противоречиях, контрастах. Правда, авторский подзаголовок "Состояния души" и особенно литературная ее программа, предпосланная композитором в виде кратких описаний "содержания" каждой части, по-моему отвлекает от восприятия, а не помогает, не углубляет его. Вообще удивительно, что при столь утонченном композиторском мышлении Скрябину моментально отказывал элементарный вкус, когда он брался формулировать идею словами, а особенно при попытках изъясняться стихами (как в финале 1-й симфонии, например), и тут "программные" комментарии автора, выведенные видеопроекцией на экран за спиной у исполнителя, лично меня коробили своей корявой графоманией ("в борьбе и буре стихий бьется в упоении душа" - ну вот что это?! хорошо хоть не в рифму...), благо Чернов и без всяких слов превосходно воплощал композиторский замысел в звуке, проводя "душу" лирического героя через реки, горы и долины от части к части, от эпизода к эпизоду.

Стоит также заметить, что Скрябин у Чернова, при всем пиетете исполнителя к материалу и автору - достаточно индивидуален, не берусь судить, насколько можно считать подход Чернова эталонным, но, к примеру, Плетнев преподносит Скрябина совершенно иначе (во всяком случае, на сегодняшнем этапе своей пианистической карьеры, который можно считать "эпилогом"): плетневский Скрябин - речь о фортепианном Скрябине исключительно, с оркестром по-разному - не просто бесплотный, а практически безвоздушный, космический (даже в тех моментах, когда гениальный артист по объективным причинам чисто технически уступает молодым коллегам в точности "выделки" деталей); тогда как Скрябин черновский - это пресловутая "душа", в любом из своих "состояний" заключенная в плоть, вовсе не бестелесная; звук у Чернова легкий - но насыщенный, способный преодолеть силу гравитации - но отнюдь не "невесомый", наоборот: "душа" тут не витает по недостижимым вселенским просторам, а с грузом всех присущих человеку переживаний ступает по грешной земле, в непрерывном, что принципиально, стремлении оторваться от ее поверхности - в том, может, и состоит "революционный" скрябинский пафос, как его (по-моему) транслирует Чернов.

Впрочем, признаться честно, сильнее Скрябина меня в программе привлек Танеев, чью музыку, особенно инструментальную, живьем послушать доводится редко, а она меня интересует последние годы необычайно, и между прочим, как раз после того, как три года назад на фестивале "Возвращение" я услышал его фортепианный квинтет, грандиозное и, при внешней камерности, почти оркестровой мощи сочинение; у меня он с тех пор остался в памяти как музыка, вопреки сложившимся против Танеева предубеждениям, устремленная не в прошлое, не в 19-й век (опус 1911 года, но Танеева принято было и при жизни считать "ретроградом"), а в 20-й:

http://users.livejournal.com/_arlekin_/2461957.html

В исполнении Чернова и молодежного по составу "Академ квартета" - Леонид Поляков (скрипка), Анна Яновская (скрипка), Василий Данилец (альт), Михаил Лебедев (виолончель) - тот же квинтет (не скажу "к сожалению", "к разочарованию" - но все же к некоторому моему удивлению) показался высказыванием сугубо позднеромантическим в своем открытом пафосе, размашистым - в духе, близком к рахманиновскому, и не только финал с мощными фортепианными аккордами, но и в целом. Может быть, подобные версии и ближе к задумке самого Танеева, не зря же его все-таки современники числили по разряду "консерваторов", но по мне исполнение трехлетней давности в рамках "Возвращения" было куда более экстраординарным, неожиданным и запоминающимся, переворачивающим сложившиеся представления, а здесь имело место качественное, не лишенное вдохновения, но без открытий, камерное ансамблевое музицирование.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments