Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

Category:

испанская грусть: Мадрид


Весь год я не отъезжал от Москвы дальше, чем за 101-й км - ну то есть буквально, может, как раз чуть дальше: Александров, Таруса, даже Владимир - но именно что самую малость. В общем, развивая внутренний туризм, согласно генеральной линии партии, посетил все окрестные музеи Цветаевой (на удивление многочисленные, как оказалось), и окончательно понял, что жизнь проходит. Собственно, куда-то поехать теоретически можно - но, для начала, надо делать визу, помимо прочих и последующих хлопот, а виза - все-таки утомительное мероприятие, и это меня постоянно тормозило. Однако просидев год "в безвизовом режиме", к зиме я дозрел и стал думать - куда бы направиться. Сначала хотел подать на итальянскую - предыдущий годовой шенген у меня был от Италии. А потом неожиданно узнал, что Испания, оказывается, не взимает консульский сбор с инвалидов - причем, похоже, она на всю шенгенскую зону одна такая. Ну конечно, свой сбор в визовом центре берут, но это не такие фантастические деньги, а непосредственно виза выходит совсем бесплатно. И поскольку по предыдущей итальянской я в Италии был только раз, а в Испании отметился дважды, то по всему выходило - надо к испанцам. Ну а визу сделали - будь любезен, поезжай в Испанию (говорят, сейчас уже не так строго, что первая поездка должна быть в страну, от которой визу выдавали - но кто их знает...), да я и не против. Испания мне очень интересна, если честно, даже интереснее Италии, и разнообразнее, и просторы шире, есть где душе разгуляться. Короче говоря, уже второй раз за относительно короткий срок я оказался в Мадриде.

После ночи в аэропорту и раннего утреннего перелета сил уже почти не оставалось, но в прошлый раз -

http://users.livejournal.com/_arlekin_/2014/03/04/

- я Мадрида как города попросту не увидел, ползая между музеями и театрами. Да и погода тогда, на конец февраля-начала марта, выдалась "зимняя", с ветром. А тут - благодать, тепло, сухо, безветренно, и никаких музеев не надо, а только бы на лавке посидеть. Святое искусство все же позвало в дорогу, и для начала я оказался в дикой толпе - по улицам, даже про Гран Виа, пройти невозможно, ощущение, что попал в селедочную бочку, а в торговые центры - очереди по квиточкам. Думаю, распродажи, что ли, или просто погода на испанцев так действует - потом только сообразил: они же день Конституции отмечают, а почти сразу после него - праздник Непорочного Зачатия Пресвятой Девы Марии, и по таким поводам у них "длинные выходные", четыре дня подряд! С одной стороны - толкотня создает неудобства, с другой - многие заведения ради праздника, это я тоже позже обнаружил, работают в особом режиме и это мне на пользу.

Впрочем, вход в часовню Сан-Антонио-де-ла-Флорида всегда бесплатный - только до нее еще надо дойти, она располагается за парком ближе к речке, почти незаметно протекающей по не самым главным кварталам Мадрида. Вернее, две часовни - оригинальная и рядом ее точная, тютелька-в-тютельку, копия: в "реплике" проводятся службы, а оригинал стал музеем отреставрированных фресок Гойи, где художник прямо под куполом часовни разместил и нарядных горожан, а между ними и за спинами у них - серые фигуры в капюшонах, характерные для его "мрачных" офортов и полотен. Поскольку до часовни я дошел сравнительно комфортным путем, через площадь Испании, обратно карабкался по парковым дорожкам, чтоб успеть в храм Дебод. Сомнительный, правда, памятник - древнеегипетский, но перевезенный и установленный при Франко в мадридском парке. Туда ввиду выходного дня стояла толпа (вход тоже бесплатный), но меня по немощи моей пустили без очереди - я, правда, недолго там и пробыл: аутентичные камни надо еще выискать среди новой, реконструированной кладки, а дополняют древнеегипетскую "атмосферу" видеоинсталляции. Я еще успевал и в музей Серральбо, он рядом с тем же парком, а второй раз я в эту сторону уже не дошел бы. Хотя такие музеи, как Серральбо, больше любит дорогой друг Феликс - чтоб интерьер роскошный, чтоб меблировка богатая и обстановка ломилась от всяческих безделок. Среди безделок, впрочем, в Серральбо можно обнаружить Эль Греко - его "Экстаз святого Франциска" висит в коридорчике верхнего этажа. Но главный аттракцион - прогулка по залам, включая бальный (туда, правда, можно только из коридора заглянуть - не зайдешь, перетянуто), бильярдный и проч., с нагромождением в немыслимых пропорциях всякой всячины, вплоть до самурайских доспехов, под которые отведена особая комнатка на первом (то есть фактически втором) этаже.

Тем же вечером в Театро Реаль пела Перетятька в "Риголетте", но я на "Риголетто" собирался спустя два дня, пускай и на второй состав, но во вменяемом состоянии, потому как после аэропорта и перелета вырубился бы на первых тактах. Что и случилось, едва я доплелся обратно до гостиницы, успев еще немного посидеть в дворцовом парке с бассейном и статуями (в прошлый раз не нашлось минуты, чтоб спуститься в него!) и заглянуть в престранный собор Санта-Мария-де-ла-Альмудена близ дворца - неоготический, какой-то пустоватый изнутри, хотя остроугольные витражи мне показались занятными, но все остальное, особенно роспись, живопись - мягко говоря, на любителя с чисто эстетической точки зрения, да и прилива религиозных чувств они, признаться, не вызывают, а в очередь к фламандскому алтарю я даже решил не вставать, понаблюдав, что практически все поднимающиеся туда делают это лишь за тем, чтоб сфоткаться на фоне статуи Девы, и зрелище подобной профанации покоробило меня более всего. Ну и по перекрытой ввиду праздничных гуляний улице Майор (на площади Майор я в прошлый раз отметился, но улицу от начала до конца видел впервые, вместе со старой ратушей, неоренессансным особняком итальянского культурного центра и остальным), где успел в супермаркете купить бутылку кавы - исключительно с тем, чтоб крепче спать - дотащился до отеля.

Идея не перенапрягаться в первый же вечер оправдала себя наутро - не израсходовав последние силы сразу, я следующий день провел даже более плодотворно, чем можно было ожидать. Сперва отправился в т.н. Клуб изящных искусств - ардекошное здание со статуей Афины на крыше и выставочными залами внутри. На фотовыставки меня пустили без проблем, а на крышу берут отдельную плату за вход, хотя там всего лишь ресторан, и я подумал - ну ладно, обойдусь. Но решил в выставочные залы подняться пешком, шел вверх по модерновой лестнице, дополз до третьего этажа, выдохся, а главное, понял, что с лестницы в залы хода нет, надо на лифте ехать, и решил вызвать лифт. Лифта так долга не было, что я уже готов был плюнуть и сползать по той же лестнице назад, но тут внутри шахты что-то загромыхало и зашевелилось, а вскоре открылась кабинка - и внутри был парень с диваном, занимавшим почти все пространство, причем ехал он, как оказалось, наверх. Я кое-как втиснулся, но сказал, что на крышу у меня билета нет, а выставки ниже. А парень мне и говорит - ну как это, на нашей крыше не побывать, я тебя проведу бесплатно - и действительно, приехали мы на самый верх, я вышел, а рабочий выглянул из кабинки, сказал мальчику-билетеру, чтоб тот меня пропустил, и уехал, а я оказался на веранде. Конечно, с крышей барселонской Педреры не сравнить, да и видов особых не открывается, поблизости так вообще глядеть не на что. Но статуя Афины, черная, угрюмая, вблизи смотрится внушительно. Воздух опять же, погода - а с погодой мне несказанно повезло в поездке. Святое искусство, однако, не давало покоя и требовало своего, потому, немного подышав, я все-таки поехал на выставки. Из двух одна, посвященная джазу, интересовала меня в минимальной степени - фотографии, по крайней мере, точно, хотя это были прекрасные снимки очень известных (некоторые имена знаю даже я) музыкантов. Но на этой выставке, помимо фото, экспонировались еще рисунки (кажется, акварели) Эрмененгильдо Сабато - тоже на джазовую тему (например, Дюк Эллингтон и Билли Стайрон), чем-то похожие на манеру Уорхолла, но ярче и искреннее, а вообще прикольные и своеобычные, захотелось о художнике узнать поподробнее. Вторая выставка посвящена бразильскому фото 1940-64 гг., это намного увлекательнее и разнообразнее. Сформирована экспозиция по персональному принципу - имена фотографов ни о чем мне не говорили, но стоит, может быть, запомнить некоторые: Марсель Готеро (преимущественно архитектурные виды - Бразилиа, должно быть, дает для того прекрасный материал), Ханс Гюнтер Филес (тоже преимущественно индустриальная тема), Томас Фархас (зарисовки из жизни горожан), и его же самая запоминающаяся картинка - "Футбол на пляже Копакобана", 1947.

Поскольку был понедельник, когда мало какие музеи открыты, я решил, что пойду в музей Королевы Софии - там много выставок (пускай они и ничего не обещали выдающегося), а выходной у них точно во вторник. Но дорога пролегала мимо музея Тиссен-Борнемиса - и к своему удивлению я увидел, что туда тоже идет поток: оказалось, что с некоторых пор (по-моему, два года назад такого не было) Тиссен-Борнемиса не только открыт без выходных, но по понедельникам с 12 до 16 в него еще и вход бесплатный! Что мне скорее в минус, потому что, в отличие от Прадо, в Тиссен-Борнемису меня и так пускали, а толпа в бесплатные часы набегает нешуточная. Халява, впрочем, не относилась к главной из временных выставок, проходящих сейчас в музее - большой ретроспективе Эдварда Мунка, куда меня пустили тоже, хотя я не особо рвался, поскольку в свое время дважды (!) успел сходить в музей Мунка в Осло и предполагал, что значительная часть выставки сформирована за счет норвежских собраний - музея Мунка и национальной галереи Осло. Так оно, в общем, и оказалось, хотя и исключений набралось немало. Больше меня смутило, что выставка строится по тематическому, столь модному сейчас, принципу, в ущерб всяким понятиям не только о хронологии, но и о здравом смысле. И характерное название первого раздела - "Меланхолия". И здесь - единственный совсем ранний Мунк, который еще не Мунк (в Осло такого много): пейзажик с лодкой и домиком из собственного собрания Тиссен-Борнемисы и "Вечер" (1888) с изображением женщины в желтой шляпе. Насколько составившие раздел работы меланхоличнее прочих - можно поспорить. Тут, правда, и собственно "Меланхолия" (1892) из Национальной галереи Осло, где Мунка количественно немного, зато самый "сок"; и "Мать и дочь" (1897) оттуда же; "Летний вечер" (1889) из музея Копенгагена, где я был так давно, что уже плохо помню. Второй раздел ненамного веселее - называется "Смерть", где основной мотив - бдение у постели умирающего, что испанцам должно быть близко, вот и у молодого Пикассо много полотен на эту тему (в барселонском музее прежде всего). С одной стороны, тематическая группировка позволяет проследить, как варьируется сюжет, с другой, совершенно теряется линия стилистического развития - хотя, может, для Мунка это и не самое интересное. Раздел третий - "Паника", центральная вещь здесь - "Паника в Осло" (1917), но есть и вариант "Крика". Четвертый раздел - "Женщина", и в центре внимания - одноименная картина (1925) из музея Мунка в Осло: композицию держит обнаженная у дерева с закинутой за голову рукой, справа от нее девушка в белом, слева в черном, а еще левее - мужчина, неизменно меланхоличный. Хороша и приехавшая из цюрихского Кунстхауса "Женщина с рыжими волосами и зелеными глазами" (1902). В разделе "Мелодрама" кураторы пытались подобрать сюжетные сценки, но набор сюжетов у Мунка небогатый: "Убийца" (1906), "Убийство" (1907), варианты "Ревности", "Желания". Раздел "Любовь" сформировали многочисленные "Вампиры", в том числе "Вампир в лесу" (естественно, вампиры у Мунка - это женщины опять-таки). Тут же при них - полотно "После грехопадения", особенно запомнившееся мне еще в Национальной галерее Осло: обнаженная Ева удаляется, Адам сидит пригорюнившись. И снова вариант "Поцелуя", проходящий практически через всю экспозицию. Причем забавно, что самый откровенный "Поцелуй", с полной обнаженкой - довольно ранний, 1885 года (графический, из Вашингтонской галереи). Наиболее интересно подобранный раздел, пожалуй - "Ноктюрны", во всяком случае, разнообразный: "Зимний пейзаж" (из венской "Альбертины"), "Летняя ночь" (из Мехико), "Красный дом в снегу" (из Штутгарта), "Зимняя ночь" (из цюрихского Кунстхауса), "Буря" (из нью-йоркского Уитни), ну и из Осло - "Звездная ночь", "Под звездами", "На лестнице веранды". Ближе к концу из желания, вероятно, "включить позитив", показать светлую сторону Мунка, припасен раздел "Витализм", куда приехали из Техаса "Девочки на мосту", где "Женщина под каштаном" и "Гуси саду", последние - из собственных фондов Тиссен-Борнемисы, уж не знаю, что такого особенно "витального" в гусях. "Адам и Ева" - уже современно (для эпохи автора) одетые парень и девушка под яблоней, что будет дальше - см. в других разделах на полотне "После грехопадения". А вот на полотне "Под яблоней", как ни странно, намека на библейскую историю не прочитываются - просто мужчина и женщина в яблоневом саду работают. Хороша девушка в синей шляпе на картине "Дорога на Асхарстранд" (1901). И единственный на всю выставку "Автопортрет у стены дома" (1926). Краски в этом разделе и вправду поярче, но темы - примерно те же, что и везде, ненамного "витальнее", и мысли непременно мрачные. Последний зал - ню, за одним лишь, но эффектным (1915) исключением - женские, и почти все - из Осло, кроме единственной (1919) из Хьюстона. "Художник и модель" вообще одетые! Зато в сувенирной лавке изображения "Крика" тиражируются не только на привычных майках и кружках, но также на скейтбордах и велосипедных сиденьях, вот тебе - Мунка под жопу!

А в том закутке, где два года назад показывали Эль Греко из Толедо, теперь сделали мини-выставку "Пикассо и кубизм" из собрания какого-то банка. Причем Пикассо - вне всякой связи с кубизмом, то есть мухи отдельно, котлеты отдельно: "Художник и натурщица" (1963) - узнаваемый поздний Пикассо, замечательный, но от кубизма ушедший бесконечно далеко; а ранняя графика - "Галисийская народная сцена" (1895), карикатура на священника (1895) и "Четыре женщины" (1901) к кубизму, еще не существовавшему на тот момент, и подавно отношения не имеет, даже "Профиль в окне" (1934) - и то скорее абстрактный сюрреализм, ну разве что рисунок "Пачка табака и стакан" (1920) условно можно считать кубистским. Кубизм здесь - это прежде всего Леже, "Композиция на голубом фоне" (1935), "Натюрморт с бутылкой" Марии Бланшар (1919), "Черный виноград" Хуана Гриса, "Натюрморт с грушей" Жана Метцингера, "Бокал и виноград" Жоржа Брака, а также, знай, мол, наших, скульптура из металла Хулио Гонзалеса и барельеф "Гитара" Мануэля Ангелеса Ортица.

Чем еще всегда меня удивляет Испания - непременно я кого-нибудь встречаю, так было и в прошлый раз Мадриде, и в Барселоне, и вот опять: отправился после выставок пересматривать постоянную коллекцию, раз уж все-таки попал в музей - хотя в 2014-м у меня была возможность ознакомиться с ней подробно и без спешки, но все-таки собрание Тиссен-Борнемиса можно изучать бесконечно, от Джованни ди Паоло и Пьеро делла Франчески до Киршнера и Нольде, на первый этаж, правда, не успел уже и не увидел снова Люсьена Фрейда, это жаль (кстати, теперь почему-то не нашел Бронзино - неужели что-то путаю? мне кажется, я даже помню место, где висел его портрет юноши), но сидя на лавке перед не слишком любимым Рубенсом, заметил проходящую мимо знакомую журналистку. Та, как оказалось, накануне была в "Прадо" на выставке Энгра. Не то чтоб я фанатично обожал Энгра, но выставка меня заинтересовала - однако в "Прадо" меня когда-то не захотели пускать и я ходил в бесплатные часы, то есть только на постоянную экспозицию, выставки к этому времени уже закрывают. Но тут, поддавшись влиянию, решил рискнуть - пустили, так я попал в "Прадо" на выставку Энгра, а заодно и Моралеса, и еще неизвестно, какая из них более стоящая.

Энгр и его академическая живопись в целом меня не слишком восхищают - а выставка еще и сформирована не на самом высоком уровне, но все-таки небезынтересная, начиная с портрета самого художника в юности, присланного из нью-йоркского "Метрополитен". Хорош у Энгра, конечно, молодой Наполеон, 1-й консул - император же Наполеон 1-й на троне ужасен, какой-то помпезный, официозный "спас в силах", даже неприлично. Вообще почти вся выставка - из Лувра, то есть главные работы я там сравнительно недавно, год назад, видел, но не все Лувр показывает в постоянной экспозиции, да есть и из других собраний вещи. Запоминается графический портрет Паганини (1819), хотя в первую очередь на себя обращают внимания монументальные полотна на мифологические темы: "Эдип и Сфинкс" (1808), "Сон Оссиана" (1813), при том что эскиз к последнему интереснее окончательного варианта. "Паоло и Франческа", "Рафаэль и Форнарина", "Вергилий читает Энеиду", "Руджеро освобождает Анжелику" и т.п. "Одалиска" - с эскизом и вариантом в технике гризайль. Парадный портрет Фердинанда-Филиппа Орлеанского 1844 года, то есть незадолго до падения орлеанистов - но Энгр как-то умудрялся и в революцию, и в империю, и при реставрации Бурбонов, и при июльской монархии орлеанистов оставаться в фаворе. Великолепный портрет "Амеде Давид, граф Пасторе" - из Чикаго, я не мог его видеть раньше, но как будто давно знал, может быть по репродукциям. "Жанна д'Арк на коронации Карла Седьмого в Реймском соборе" и "Иисус перед книжниками" - гигантские панно, составляющие зал "религиозного" Энгра, хотя кажется, что в изображении Наполеона на троне религиозного пиетета больше, чем тут. Забавно, что у Дюрера на полотне аналогичного сюжета (в Тиссен-Борнемиса) с книжниками спорит взрослый Иисус и диспут больше смахивает на рыночную склоку, а у Энгра Иисус - мальчик, но восседает во главе собрания и только что не на престоле. Здесь тоже тематический принцип преобладает над хронологическим, хотя последний все-таки учитывается. А поскольку женских портретов на выставке сравнительно немного (толстые тетеньки "Турецкой бани" не в счет), при том, что именно дамочки прославили Энгра в веках (например, в балтиморском музее именно они запомнились мне лучше всего), то большая и лучшая их часть вынесена под конец осмотра: три позднейших портрета, один из Вашингтонской галереи, а другой, ставший эмблемой выставки и тиражируемый на рекламе, портрет баронессы Оссонвиль - из нью-йоркской Фрик-коллекшн, где я его тоже видел. При дамочках - позднейший автопортрет 1858 года в возрасте 1978 лет - вспоминая при этом портрет Энгра в юности, открывающий экспозицию, становится обидно, причем не за Энгра.

Выставка "Божественный Моралес" по объему не меньше, чем Энгра, но посетителей там почти нет - вроде как маньерист Луис де Моралес художник не столь знаменитый в мире, как его младший современник Эль Греко, скажем. На самом деле живопись превосходная, и практически исключительно религиозная по содержанию, причем не только по сюжету, но и по сути: Мадонна, Поклонение волхвов, Пьета, Тайная Вечеря, Распятие, апостолы, святые - совершенно потрясающие св. Франциск и св. Петр Веронский (с топором в голове, он пальцами выводит льющейся из раскроенного черепа кровью символ веры...) Единственный, кажется, "светский" персонаж на выставке - епископ Хуан де Рибера. Таких печальных святых и Христа мало у какого художника встретишь.

Ну еще в "Прадо" проходит выставка миланского стекла, но небольшая и на нее я уже особо не отвлекался, а пока не набежал бесплатный народ (я же знаю, какие там толпы собираются в последние два часа, сам два раза ходил), пошел еще посмотреть постоянную экспозицию, и в первую очередь - фламандцев и ранних итальянцев. Такого Босха больше нет нигде - до "бесплатных часов" у "Сада земных радостей", по крайней мере, толпится по десять человек, а не по пятьдесят. А к столу "Семь смертных грехов" можно подойти спокойно и рассмотреть по частям. В том же зале - "Триумф смерти" и "Вино в день св. Мартина" Брейгеля-старшего. Но как не зайти поглядеть снова на "Благовещение" Фра Анжелико? Перед ним даже есть лавка, но когда толпа, это бесполезно, а днем можно спокойно любоваться на это чудо (с прошлого раза я ведь еще успел побывать в флорентийском монастыре Сан-Марко, где на фресках Фра Анжелико есть тот же сюжет и сходным образом решенный). Если в Тиссен-Борнемиса я не нашел Бронзино, то в "Прадо" он на месте - но другой, разумеется: маленький пухлый Гарсиа де Медичи, на виду, неподалеку от Рафаэля. Опять же - Дюрер, и диптих "Адам" и "Ева", и не только. Сорольи в "Прадо" мало, он весь в своем персональном музее-мастерской, куда я со второй попытки наконец-то добрался на следующий день, но есть и характерные голые мальчики в воде, и даже неожиданная "социалка" - в "передвижническом" духе полотно "А еще говорят, что рыба слишком дорогая", на котором рыбаки пытаются откачать своего юного товарища. Зашел опять и на "мрачного" Гойю с его Сатурном, Асмодеем, старухами. Но теперь у меня времени было больше, поэтому Гойю я в "Прадо" изучил более полно. Он занятно распределен по этажам: на первом, ну то есть на нулевом по европейскому счету - "мрачный", выше, на "первом" - Гойя официозный, придворный, портреты короля и королевской семьи, дамские портреты, а также парные "махи"; еще выше, на втором этаже - Гойя простонародный, веселый, жизнерадостный - за редким исключением (вроде замерзающих бедняков) на полотнах изображены игры, праздники, танцы.

Но мне мало было удачного и неожиданного попадания сначала в Тиссен-Борнемиса, а потом еще и в "Прадо" - я подался в музей королевы Софии, привлеченный выставкой Анджея Врублевски. Оказалось, что выставка проходит в филиале, во дворце Веласкеса посреди близлежащего парка Ретиро (где я никакого дворца в прошлый раз за деревьями не нашел - правда, темно было), и в любом случае она уже закрылась. На мою долю выпало несколько других временных экспозиций - одна еще менее интересная, чем другая. На ту часть постоянной, где "Герника" и Дали, я не пошел, потому что много времени провел там в прошлый раз, предпочел пересмотреть послевоенный раздел, но тоже, мягко говоря, без восторга: Саура, Тапиес - не фонтан, хотя есть и Миро, и даже Луиз Буржуа целый зал (ну совсем неинтересная, еще хуже, чем на выставке в Москве - серия рисунков с пауками и скульптурная фиговина). Фото Брассая - да, хорошие. Подивила некая Миральда - не знаю такую, но ее объемные многофигурные композиции из куколок, с подсветкой, по крайней мере визуально запоминаются. Среди "временных" был какой-то Мохаммед, я на него принципиально не заглядывал; был некий Хуан Гира (если я правильно передаю имя) - абстрактные композиции, коллажи с вкраплением фигуративных и даже почти натуралистических рисованных элементов; и еще "Дьюти-фри арт" - большой выставочный проект Hito Steyery, концептуальные видеоколлажи, ну хотя бы незанудные, и на том спасибо.

С утра в последний мадридский день двинулся от отеля в северном направлении. Первые два пункта на пути, относительно мало удаленные - Музей истории Мадрида и Музей романтизма. В музее истории города, проще сказать, краеведческом, самое интересное - барочный исторический фасад, потому что изнутри здание - новодельная безликая коробка, зато оборудованная пандусами и лифтами. Даже помещенный в стеклянный куб на минус первом этаже подробный макет "старого Мадрида" не так хорош, как облупившийся декор фасада, а про остальное и говорить нечего: скверная живопись на исторические темы, ближе к 20-му веку ее все сильнее разбавляет фотография и живопись чуть поинтереснее старой академической, плюс предметы обихода. Расположенный на той же улице Музей романтизма - образец "культуры быта" 19-го века, причем созданный в 20-м и воссозданный в 21-м: как и исторический, этот музей недавно открылся после реконструкции, но здесь, получается, реконструкция двойная. По крайней мере, интерьеры хоть и стилизованные, но старинные, а в них - всякая всячина: веера, табакерки, платья и т.п. Занятный "игральный зал" - солдатики, кукольные домики, кубики, карты, и украшает этот раздел мраморный труп младенца. Вот пистолет, из которого застрелился от несчастной любви некий испанский поэт, я так и не нашел. Зато в домашней часовне - картина Гойи с изображением Григория Великого. Кроме Гойи, среди прочей посредственной живописи выделяются портреты кисти Мадрацо, которого много и в "Прадо" - интересный испанский художник, сродни Сардженту или Серову. Из новомодных аттракционов - домик, где в электронных окнах можно следить за развитием отношений влюбленной пары, как бы за ними "подглядывая", но все очень чинно, прилично, без интима.

Дом-мастерская Сорольи - вот настоящий музей, и не так уж он далеко расположен от центра, как я боялся, дойти туда пешком, во всяком случае, реально. Прежде всего, это действительно мемориальное здание, сохраненное после смерти художника женой и сыном вместе с обстановкой. Затем - роскошное собрание живописи Сорольи - в "Прадо" его мало, а за пределами Испании имя вообще неизвестно. В 2017-м вроде бы "Черешневый лес" планирует привезти персональную выставку Сорольи в Москву, но до 2017-го надо дожить (и не только мне, но и "Черешневому лесу"), а пока что полотна Сорольи кроме как в его персональном мемориальном музее, по большому счету, и увидеть негде. Посмотреть же стоит - десятки и крупных картин, и помельче. Нарядные девочки и голые мальчики в воде, с лодками, с конями (но не красными!) и просто так. Благообразные дети и женщины, солидные, но не напыщенные сеньоры - портретистом Соролья был превосходным, и странно, что такого прославленного, титулованного при жизни художника (орденоносец и лауреат, о чем напоминают документы в витрине первого зала) почти забыли сразу после смерти, хотя его портреты полны лиризма и чужды официозу, соединяя на холсте характеристики персонажа и эмоции автора. Самая ранняя вещь - крошечный пейзажик 1880-х годов, но преимущественно работы поздние, в импрессионистическом ключе. Комнаты в доме и мастерской не огромные, но есть ощущение простора, воздуха, света, как и на полотнах (не то что в Музее романтизма или Серральбо) - это касается и мемориальной экспозиции, и выставочных залов на втором этаже, где крупные полотна дополняются многочисленными небольшими зарисовками на дереве в витринах (темы те же - пляжи, дети, дамы в белом, пейзажи, жанровые сценки).

В том же направлении от центра на север, ненамного дальше - музей Лазаро Гальдиано. Коллекция неровная, но необычайно богатая, содержащая истинные шедевры и раритеты. Первый этаж - ювелирка и исторические редкости, в том числе кувшинчик 6-го века с головой кошки. Но меня больше позабавили подвески с разнокалиберными стеклянными кукишами - то есть буквально, в форме кисти руки с пальцами, сложенными недвусмысленным образом. Есть на первом этаже и живопись ("Святой Диего" Зурбарана), но в основном испанские художники разместились выше, на втором - Эль Греко, "Стигматы Святого Франциска"; само собой, Гойя - "Погребение Христа", небольшой, но знаменитый "Шабаш ведьм" (старухи правда жуткие, почти как в Москве на симфонических концертах). А на втором этаже - что-то невероятное для частного музея на отшибе: Кранах, "Иисус-ребенок побеждает смерть" и "Распятие", но главное - шикарный Босх, "Иоанн-Креститель в молитве": неюный бородач в пурпурном плаще среди фантасмагорического пейзажа с белым агнцем, перезрелыми плодами, которые клюют необычайные птички, и т.д. Ну еще Рейнольдс и какие-то англичане - рядом с Босхом они уже не смотрятся. Ян Брейгель-мл. - "Животные Ноя", небольшое, но густонаселенное всякой живностью по паре полотно. Старички ван Остаде, девушка ван Клеве. И минимум посетителей даже в бесплатные часы. Бонус - старинный лифт с деревянной кабинкой и бархатным диванчиком.

Обратно к центру я двинулся другой дорогой, мимо монастыря Санто-Доминго-Эль-Реаль, где хранятся разные церковные раритеты, и церкви Сан-Франсиско-де-Борха, возле которой террористы-леваки убили франкистского премьер-министра (сами церкви к этому часу позакрывались), через т.н. "музей скульптуры под открытым небом. Что касается последнего - к каждому слову здесь следует отнестись с отдельным скепсисом, потому что это даже не парк и не музей, а бетонированная площадка с десятком художественных работ спорной ценности и небольшим бассейном, по типу той, что возле дворца Токио в Париже, насиженная скейтерами, велосипедистами и молодежью наркоманского вида, только без фонтанов и без агрессивных мигрантов (Испания в этом смысле поспокойнее Франции пока что). Насчет "открытого неба" - небо как раз закрывает эстакада, аккурат под которой на металлических тросах подвешен главный экспонат "музея" - многотонная железобетонная "Закованная сирена" Эдуардо Чильеды, аллегорическая абстрактная фиговина. Стилистически опознаваем среди прочих модерновых причуд только Хуан Миро и его "Мамаша Убю".

Длинным, но вполне приятным для прогулок (если б еще ноги не подводили) проспектом Реколетос я дошел до площади Колумба, с соответствующей статуей, а на одном из пешеходных переходов - с изваянием массивной тетеньки с задранной кверьху голой попой, чьи формы с головой выдавали авторство Фернандо Ботеро (его огромный кот стоит на Рамбле Раваль в Барселоне, но самую запоминающуюся уличную скульптуру Ботеро я видел в Лихтенштейне). На площади та самая, при старом Франко построенная двойная башня с зеленым шпилем и остекленным фасадом - страшное дело. В подземном культурном центре на площади проходила какая-то выставка, посвященная "Титанику", и широко рекламируемая по всему Мадриду, но туда я даже не стал соваться, приберегая силы для предстоящего оперного спектакля, а чуть уклонившись от проспекта, решил глянуть, открылся ли после реконструкции мадридский археологический музей, предполагая, что в любом случае уже поздно и посетителей не пускают. Оказалось, что не только открылся, но и ввиду праздников работает бесплатно по продленному графику - грех было не зайти. Да и музей великолепный - я не ожидал такого потрясения. Причем начиная с доисторического периода, обломков и скребков, но когда доходит до иберийской архаики, а затем до вест-готов - голова идет кругом от открытий. Доисторические идолы тоже прикольные, но шедевры римского и ранне-средневекового периода настолько необычайный, оригинальные! Внятно показано развитие культуры, бытовой и художественной, на Пиринейском полуострове от палеолита к романской Испании. Есть и видеоинтерактив, но в меру и кстати, а подлинных раритетов - выше крыши. Глаз не оторвать от глыб с изображениями зверей! И вместе с тем - замечательные человеческие образы, воплощенные в изысканной мелкой пластике древних, а также и в "монументальных" (как сказали бы сейчас) масштабах - но "монументы" в основном погребальные, конечно. Прероманская "мозаика культур" (как это политкорректно называется сейчас) и вест-готы - самые интересные разделы. Собственно испанское средневековье - тоже хорошо, но более привычно: алтарные росписи, изумительные деревянные скульптуры. "Новое время" - 17-18 вв. - здесь интересны в меньшей степени, потому что искусство этого периода уже представлено в художественных музеях, а бытовая культура - в краеведческих. Отдельная галерея между 1 и 2 этажами отведена под специальную экспозицию об истории денег - не только в Испании, но в мире. И необыкновенная роскошь древнегреческой керамики - в самой Греции сегодня такого днем с огнем не отыщешь, разве что на юге Италии. Я бы подольше побыл в Археологическом, но надо было дойти еще до театра, да и отдохнуть по дороге не мешало - а погода вечерами в Испании случилась на дни моего приезда такая, что не только в музеи, но и в театр заставить себя зайти можно было с трудом.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments