Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

Categories:

"Сохрани мою речь навсегда" реж. Рома Либеров в "35 мм"

Фильм Либерова ничего общего не имеет с "культпросветом" и представляет собой самодостаточное художественное произведение - а это уже настолько большое дело для неигрового кино (да на сегодняшней ситуации и для игрового не в меньшей степени), что об отдельных достоинствах и, может быть, также о недостатках если и есть смысл говорить, то во вторую очередь, а в первую - о том, как любопытно картина придумана, как она устроена, пускай форма Либеровым найдена не сегодня и не специально для рассказа о Мандельштаме, а с незначительными вариациями тиражируется из одной работы в другую. Отказавшись от "говорящих голов", режиссер делает ставку на картинку, динамический коллаж, сложенный из современных и архивных пейзажей, анимированных фото, кукольных фигурок, и все это оформляет в пару десятков коротких главок с заставками, декорированными в стиле авангардистских геометрических абстракций 1910-20-х годов, добиваясь этим замечательного эффекта: изображение, с одной стороны, свободно от иллюстративности, а с другой, не отвлекает лишнего внимания от текста, звучащего за кадром. Еще более рискованный ход - доверить голос Мандельштама не кому-нибудь, а чересчур узнаваемому Виктору Сухорукову (уж на что я не различаю тембры, а Виктора Ивановича угадаю "с двух нот") - оправдывается вдвойне, поскольку тут важнее не сомнительная "точность" интонаций, но энергия, которую Сухоруков как никто способен аккумулировать в слове (а также и в жесте, и в мимике - но здесь этого от актера не требуется, в кадре он не возникает ни разу). За Надежду Мандельштам в разных обстоятельствах, а иногда и "дуэтом", выступают Мариам Сехон и Инна Чурикова. Вообще задействовать актеров преимущественно "Мастерской Фоменко" и СТИ, то есть родственных (по сути - единой, только разных поколений) школ, с большим вниманием способных отнестись именно к тексту, к звучащей речи, коль скоро именно речь - заглавная "героиня". В то же время необычайно выразительны куклы от неизвестного мне, признаюсь, питерского театра "Кукоф".

Отсутствие "культуртрегерских" задач, потуг на "просветительство" меня порадовали чрезвычайно, а кроме того, такой подход оправдывает и некоторую поспешность в изложении ранних этапов жизни Мандельштама, анонимная, почти нераспознаваемая разноголосица звучащих в фильме мнений, высказываний, суждений о Мандельштаме и в связи с Мандельштамом (кто из "старой интеллигенции" называл его "неврастеничным жиденком"? не припоминаю...), и, наоборот, некоторая зацикленность на отдельных общеизвестных фактов (связанных со стихотворением "Мы живем, под собою не чуя страны...", звучащим в фильме по-разному дважды, или с телефонным разговором Сталина и Пастернака) - из всего этого складывается в целом достаточно внятный "шум времени", а фигура Мандельштама в нем не теряется. Так что в плане художественной формы "Сохрани мою речь навсегда" - явление исключительное, и даже рэп пресловутого Нойза, в котором, собственно, заглавная фраза и проходит рефреном, меня не смущал. Смутило же меня посвящение "всем убиенным своей страной" - в том смысле, что определение "своей" мне и в принципе кажется некорректным, а в отношении Пастернака к этой стране убийц, стране-убийце - прежде всего. Мандельштам, который никогда не отрекался от своего еврейства (в отличие от того же Пастернака и тысяч выродков помельче калибром), а в своем влечении к христианству умел различить христианство подлинной от православного эрзаца (не в пример опять-таки Пастернаку и компании). Вообще же "своей" страной Мандельштам скорее имел основание считать Элладу, Рим древний или современный, Германию, Францию. Да и не в Мандельштаме ведь, по большому счету, дело - при всем своем таланте и вкусе режиссер, поди, тоже мнит, что это "его страна", ну в лучшем случае, что его "родина - русский язык", и в этом недалеко уходит от общеинтеллигентских ложных штампов. Понять, что эта страна - не "своя", не "моя", не "наша", а "ихняя", что она принадлежит не убиенным, а убийцам, не "детям солнца" и наследующему им "креативному классу", а пресловутому "быдлу", как выражаются нынешние "правнуки солнца", и не просто понять, но равнодушно и спокойно оставить ее им на окончательное растерзание - требует, безусловно, и каких-то интеллектуальных усилий, и в еще большей степени экзистенциального мужества. Однако Мандельштам, как раз, может быть, как никто среди русскоязычных поэтов (уж на что Ахматова неплохо соображала - и та не догнала) близко подошел к этому пониманию.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments