Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

"Перед зимой" реж. Филипп Клодель, 2013

Ханекеобразная, то есть невнятная, но псевдоглубокомысленная драма о семейных и общественных тайнах, и опять с Кристин Скотт Томас в одной из главных ролей - в единственном, кажется, фильме Филиппа Клоделя, который я до этого видел, она тоже была на первом плане:

http://users.livejournal.com/_arlekin_/2476196.html

Но здесь Кристин Скотт Томас, во-первых, выступает в дуэте с постаревшим и раздавшимся вширь Даниэлем Отоем, а во-вторых, еще больше, чем Отой, похожа на манекен, хотя и менее несуразный, чем партнер, даже довольно приятный для глаза. Отой же играет доктора Наткинсона ("это английская фамилия?"-"американская"), крупного кардиохирурга, а Кристин Скотт Томас - его жену. Наткинсон и его лучший друг Жерар влюбились в нее, едва поступив в ординатуру. С тех пор прошло много лет, друзья остаются друзьями и работают в одной клинике, хотя и в разных отделениях (Жерар - психиатр), правда, профессиональная усталость сказывается и на семейной жизни, да еще взрослый сын с женой и ребенком донимают. Как вдруг добрый доктор начинает получать от некоего анонима роскошные букеты цветов. А затем с ним навязчиво пытается завязать знакомство девушка-барменша, которой Наткинсон в детстве якобы удалял аппендицит, что довольно странно, поскольку он врач совсем по другой части. Недоверие, подозрение, агрессия в отношении девушки, а Самия, разумеется, еще и арабка марокканского происхождения, с тяжелой судьбой, убежавшая от злобного отца и подрабатывающая не только за барной стойкой, но и на обочине автодорог (Лейла Мехти - тоже вот ведь звезда...), сменяются интересом, из нежности Наткинсона бросает в грубость и обратно - пока девушку не найдут мертвой в ванне с перерезанными венами и от полиции доктор не узнает, что та с подругой заманивала в свои сети и убивала немолодых состоятельных французов. Жена тем временем безуспешно пытается обратить на себя внимание и одновременно делает вид, что все у них с супругом более-менее ладно. Параллельный сюжет - операция по удалению опухоли мозга старой одинокой еврейки, которая прежде, чем лечь на стол, на случай летального исхода рассказывает доктору о том, что в 1942 году были вывезены и погибли в лагерях все ее шестеро братьев и сестер, спрятаться и выжить удалось только ей - у нее нет ни мужа, ни детей, и доктору она передает память о погибших, чтобы кто-то узнал их имена. Уже когда юная арабка мертва, а старая еврейка после удачной операции выписывается из клиники, доктор, чья жизнь тоже вроде будто бы вошла в прежнюю, накатанную колею, как мантру повторяет имена ее погибшей родни. Пафос, как и в случае с "Я так давно тебя люблю", понятен, речь идет о памяти и исторической, и личной, что жизнь после катастрофы не бывает такой, как раньше, и вообще эти хитрые евреи вечно всех обдурят, в том числе и смерть, то ли дело несчастные арабы: марокканку-убийцу можно понять - трудное детство, помноженное на века колониального угнетения, пускай проклятые белые мужчины-эксплуататоры скажут спасибо, что сами не получили ножом по горлу за свои многовековые преступления. Ну это не "Мюриэль" Рене, конечно, но если сравнивать не с Рене, а с тем же Ханеке и, к примеру, с его "Скрытым", то "Перед зимой" - поделка пускай и второсортная, но все-таки, прежде всего благодаря именно присутствию Кристин Скотт Томас, терпимая.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments