Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

"Гостиная, спальня, ванная" реж. Эдвард Седжвик, 1931

Не так давно, в начале года, я впервые целиком, от начала до конца, посмотрел фильм с участием Бастера Китона - это была "Забегаловка" того же Эдварда Седжвика, после которой хотелось увидеть другие картины с участием главного, наряду с Чаплиным, комического киноактера своей эпохи:

http://users.livejournal.com/_arlekin_/3029964.html

"Гостиная, спальня, ванная" - работа того же периода, первых лет существования звукового кино, когда Чаплин принципиально отказывался от звука и добивался комического эффекта исключительно средствами пластической выразительности, а Китон, наоборот, старался по максимуму использовать новые технические возможности, делал ставку на текстовый юмор, а "морально устаревшую" пластику использовал в прикладном аспекте. В "Забегаловке", по-моему, им с Седжвиком это удалось лучше, потому что в "Гостиной, спальне, ванной" герой не так уж смешон, когда падает с лестницы или скользит по мокрому полу - а ничего посвежее здесь в этом ключе не предлагается, но и драматургия, и диалоги не особенно хороши. Бастер Китон играет недотепу, а правильнее сказать, попросту недоумка, подрабатывающего распространением объявлений, прибивающего бумажки гвоздями к столбам и деревьям. Однажды он попадает под автомобиль и, как был, с гвоздиками во рту и с молотком в руках, теряет сознание. За рулем машины - жених богатой невесты, который не может осуществить свою мечту, пока старшая сестра девушки сама сперва не выйдет замуж. И тогда горе-шофер Фред решает использовать свою бестолковую жертву, выдавая девственника-переростка за кутилу и ловеласа мирового масштаба, герой светской хроники. Невинный распутник, естественно, сразу становится объектом повышенного женского внимания, но не только капризной старшей сестры, а и младшей, собственной невесты Фреда, тоже, а заодно и прочих девушек и дам фешенебельной округи. Сам же нелепый персонаж Китона не знает ни как общаться с девушками, ни тем более как с ними обращаться, когда от слов пора переходить к делам. Фред старается все обустроить, находит подставную дамочку, чтоб утвердить героя в его донжуанском статусе, снимает ему номер в отеле, оплачивает ужин с шампанским (дело ведь происходит во время "сухого закона"), но результат выходит далеко за рамки ожидаемого и вошедший во вкус скромняга оказывается в центре скандала. Последняя часть фильма, с момента поселения в гостинице до неизбежного, но скомканного хэппи-энда, по крайней мере живенькая, хотя приколы и тут не самые остроумные. Но пока дело не выходит за рамки дома сестер, картина, при внушающей и спустя почти сто лет трепет роскоши обстановки (бассейн, парк, лестничные каскады) смотрится совсем уныло. Автором пьесы, по которой снят фильм, значится некий, может, и популярный в Голливуде и на Бродвее 1920-30-х, но давно забытый Чарльз Белл, однако мысль, что Белл как минимум отталкивался от идеи, заимствованной из "Укрощения строптивой" Шекспира, выворачивая при этом наизнанку образ Петруччо, приходит уже в самом начале.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments