Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

"Тартюф" Ж.-Б.Мольера в театре им. А.Пушкина, реж. Брижит Жак-Важман

Мне всегда хотелось увидеть спектакль по "Тартюфу", где заглавный герой - искренний и нервный юноша, окруженный закосневшими в своем самодовольстве выродков. Но хотя между Владимиром Жеребцовым, играющим Тартюфа в театре Пушкина, и Андреем Заводюком, которому досталась роль Оргона, действительно немалая разница в возрасте, этот вариант - совсем не таков, каким я себе воображаю идеального или хотя бы по-настоящему интересному "Тартюфа". В этом смысле даже далеко не самый юный Ларс Айдингер в спектакле Тальхаймера, доехавшем до Москвы год назад, к моим представлениям о Тартюфе намного ближе, чем Жеребцов:

http://users.livejournal.com/_arlekin_/2986036.html

То есть Жеребцов просто никакой, и это не вина артиста, никакой и спектакль в целом - посредственная, проходная, типовая среднеевропейская постановка. Сценография Ларисы Ломакиной скромная и умеренно-условная: тряпочный задник обозначает стену, спадающий в финале, двери и портики почти "натуральные", массивные, меблировка, наоборот, минимальна, невзрачные стол, скамьи и табуретки из некрашенного дерева. Колорит, само собой, исключительно черно-белый, без единого яркого пятнышка в палитре. Костюмы условно-современные: пиджак на майке у Тартюфа, брючный костюм на госпоже Пернель и т.д. То же касается и причесок, и имиджа в целом (госпожа Пернель в очках), но никакой конкретики, привязки к времени, к стране, к культуре. Нет-нет да и промелькнет, но сразу забудется, мотивчик французской эстрадной песенки из репертуара Дассена. В руках Оргона во втором акте возникнет пистолет, спецназовцы придут с автоматами - но ружье не стреляет, все мимо.

В актерском ансамбле единственная полноценная работа - Андрей Заводюк-Оргон, ему удается достичь и настоящего драматизма, и показать своего утратившего здравомыслие героя почти безумцем, но не уродливым, а трогательным, заслуживающим сочувствие обманутого доверчивого простака, в некоторых моментах и комичного. Что касается Тартюфа - решение образа отсутствует, он не маньяк и не клоун, он спокоен, хладнокровен, рассудителен, что что за человек Тартюф, чего он хочет, чего добивается столь изощренными средствами на самом деле, нужны ли ему деньги, хочет ли он жену своего благодетеля по-настоящему - непонятно, и по Жеребцову не видно. Да и возрастной контраст как таковой не срабатывает - Жеребцов уже не настолько молод, чтоб его персонаж предстал незрелым, запутавшимся, он вполне состоявшийся человек, просто режиссер избегает не то что каких-либо оценок, но и попыток анализа его как характера или как типажа, как явления, общественного ли, философского - словно Тартюф французскую постановщицу не волнует вовсе. Скажем, заглавный персонаж практикует самобичевание и впервые появляется из дверей полуобнаженным, с исполосованной окровавленной спиной, но опять-таки, это инсценировка, цирк, или Тартюф в самом деле лупцует себя, уж из раскаяния ли, напоказ ли, а то и из индивидуальных сексуальных предпочтений - уяснить трудно. А может быть, сила этого Тартюфа как раз в его сдержанности, в умении до последнего скрываться и таить свои чувства? Во всяком случае и этот момент режиссером не продуман, не придуман. Остальные персонажи совершенно безлики, даже если сыграны талантливыми молодыми актерами: Дамис-Владимир Моташнев, Марианна-Анастасия Мытражик, Валер-Артем Ешкин - все сводятся лишь к примитивной сюжетной функции, озвучивая текст хрестоматийного перевода Донского в меру своего разумения без поддержки режиссерской фантазией.

Если чем "Тартюф" Жак-Важман выделяется из череды бесчисленных прочих - это повышенным вниманием к слугам второстепенных персонажей: Флипота горничная госпожи Пернель, лакает тайком от господ шампанское, не забывая следить за пакетом с багетом - для пущего колорита играет старуху-служанку переодетый Александр Анисимов, к финалу возникающий снова как Лояль (вот кстати, при первом появлении, с зачесом на лысине, Лояль - персонаж довольно колоритный). Лоран, слуга Тартюфа, с зализанными волосами и в пиджачке выглядит как мелкий мафиози, но если уж у режиссера мозги не дошли до Тартюфа, то что говорить о его прислуге. Интеллектуальную нищету (да попросту скудоумие) режиссер, как водится, прикрывает цитатами - вкладывая в уста Клеанта, самого рассудительного из действующих лиц пьесы (его играет Алексей Воропанов) монолог мольеровского Дон Жуана о лицемерии, хотя из этого выходит, что ханжу обличает распутник, предтеча либертенов, и это, в общем, несколько снижает силу высказывания.

Раз уж не разобрался в режиссерском замысле самостоятельно, решил почитать, что пишут люди умные, ну или по крайней мере профессиональные, но отзывов от критиков первого эшелона в интернете не нашел, а на странице спектакля с официального сайта театра среди авторов рецензий знакомых имен обнаружилось лишь двое - Настя Вильчи да Анжела Заозерская: прямо и не знаю, с которой бы начать, учитывая, что одна не отличает занавеса от задника и путает Донского с Лозинским, а вторая вообще принцесса.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments