Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

Categories:

"Багровый пик" реж. Гильермо дель Торо

Разные бывают ужастики, и фэнтези бывают разные, но такой нелепой уродливой нечисти, как в безвкусных идеологизированных ретро-сказочках Гильермо дель Торо я, пожалуй, не видал. Его голливудские блокбастеры, по крайней мере, отличались размахом, пускай и бестолковым, а куда более интересные фильмы на испанском материале могли с непривычки цеплять именно неожиданным подходом к жанру и ярким, пускай и режущим уже тогда глаз, художественным решением, с тех пор метод приелся, а смысла и вкуса не прибавилось. Про фантастические боевики в его исполнении не хочется даже вспоминать - крушение жанра, в случаях сиквелов еще и извращение порой неплохих первоначальных идей. В "Багровом пике" дель Торо возвращается к формату камерного семейно-психологического, но с мистической подоплекой триллера, англо-американская почва предполагает, казалось бы, еще большую сдержанность стиля и большей же и осмысленности происходящего - ничуть не бывало.

В город Нью-Йорк конца 19-го века прибывает обедневший, но родовитый английский баронет Том Шарп с с сестрой Люсиль. Том обращается к американским богачам с просьбой инвестировать деньги в его проект мощной машины для добывания глины - проект поднимают на смех, по отношению к самому аристократу-землеройке демонстрируют презрение. Однако Эдит, дочь одного из "тузов", трудами праведными нажившего палаты каменные и оттого относящегося с предубеждением к родовитому изобретателю-белоручке, в Тома влюбляется. Отец решительно против их союза, у него для дочки припасен "правильный" жених, доктор Алан, и старательному папочке даже удается вроде бы расстроить роман со свадьбой в перспективе, выяснив через частных агентов компрометирующие Тома подробности и вынудив последнего "разбить" Эдит сердце, объявив об отъезде. Но неожиданно отец погибает, "поскользнувшись" в бане и разбив голову - доктор Алан не верит в случайность его смерти, но Эдит уже никого не слушает, выходит замуж и, распоряжаясь распродать все имущество, а деньги перевести в Англию, отправляется с мужем и его сестрой в их родовое поместье. Однако героиня с детства видела призраков. Еще в десятилетнем возрасте ей впервые явилась покойная мать и предупредила: бойся Багрового пика. Приехав в именье мужа и вскоре узнав, что называется оно Багровый пик, Эдит вспомнила о призрачном пророчестве. А в готическом замке с давно прохудившейся крышей ей начинают показываться новые привидения: то мертвая женщина в ванне, то заморенный младенец...

Духи в старинном английском поместье - дело, понятно, самое обыкновенное. Хотя о том, что дело нечисто, героиня постепенно догадывается сама, прежде всего по поведению "сестры" мужа, которая ревнует совсем не как сестра. То есть Люсиль, конечно, сестра, родная, кровная - но одновременно и главная возлюбленная Тома, любовь всей его жизни. Когда-то они, вернее, она, убили мать, расколов ей в ванной голову, как впоследствии отцу Эдит об раковину. Тому было 12, Люсиль 14, его отправили пансион, ее в дурдом, но позднее они снова встретились, чтоб никогда не расставаться. Горе-изобретатель Том (но все-таки явно более талантливый, чем Эдит - писательница) носился со своей глинокопалкой, семейные владения приходили в упадок, требовались деньги - парочка добывала их, убивая каждую из очередных жен Тома, хотя одна из них все-таки уцелела и даже продолжает письма писать следующим товаркам по несчастью из Милана. Был у Тома с Люсиль и ребенок - судя по тому, как мучается в прохудившемся замке его призрак, малыша постигла судьба не менее жестокая, чем бабушку. От одной из бывших жен в тайнике сохранился дневник, записанный на восковые валики фонографа. Его Эдит прослушивает в часы досуга, пока Люсиль постепенно травит ее ядовитым чаем и овсяной кашей. Тем временем Том наконец всерьез влюбляется в свою жену, ревность сестры-возлюбленной переходит в истерику, брат-любовник пытается освободиться от роковой связи, а сквозь метель пешком от деревни до замка уже топает приехавший из Нью-Йорка добрый доктор Алан.

Нельзя не отдать должное тому, с какой тщательностью выстроены в фильме интерьеры - и нью-йоркские, и особенно замковые - хотя сегодня, с имеющимися компьютерными технологиями и художественным опытом предшественников в жанре, это не должно составлять серьезную проблему. Нельзя не полюбоваться и актерами, хотя Миа Васиковска в роли жертвы менее интересна, чем в образах противоположного толка (вспомнить хотя бы "Выживут только любовники"), а Том Хиддлстон работает на одной-единственной ужимке, при том что его персонаж, самый сложный, развивающийся (сообщник демонической злодейки-сестры, он влюбляется в очередную жертву по-настоящему и пытается спасти ее, разрывая инцестуальную связь и подставляя себя под удар), чего же тогда ждать от безликого Чарли Хэннема в роли "правильного" доктора Алана? Но вот Джессика Честейн - конфетка, и имидж ей придуман восхитительный. Только живые люди не спасают, потому что нарисованные на компьютере привидения - просто курам на смех, режиссер еще и топорно использует их появление в кадре, на уровне третьесортного ужастика: бу! - и страшно. Конечно, эффективно - но старо, грубо, малохудожественно. А чем ближе к развязке - тем увереннее убогий триллер превращается в безобразный слэшер, когда аристократы, отложив до лучших времен отравленный чай и ядовитую овсянку (в этом, как ни крути, еще есть некий стиль), берутся за тесаки и после кровавой поножовщины умирают, получив несколько раз лопатой по башке.

Тут вот что еще примечательно. Эдит - незадачливая писательница, нью-йоркские издательства отвергают ее дебютный роман, знакомые издевательски иронизируют над ее литературными потугами, а Том в своих ухаживаниях, наоборот, делает ставку на разжигание ее авторского тщеславия и покоряет девушку не в последнюю очередь комплиментами по адресу рукописи. В своих насмешках дамы нью-йоркского света сравнивают Эдит с Джейн Остин - мол, та умерла старой девой. Эдит парирует - предпочитает сравнение с Мэри Шелли, "та умерла вдовой". Неизвестно, что там на самом деле с романом Эдит (он столь важную роль играет в сюжете и нем так много говорится, но ничего по существу: талантливая, но непризнанная в силу возраста и пола она была писательница? или скучающая светская графоманка? стоила ли неопубликованная книга хоть чего-нибудь? ответа нет... Единственная деталь - имя персонажа, упоминаемое впроброс: Кавендиш...), а в фильме точно ничего нет ни от Остин, ни от Шелли, скорее уж в "Багровом пике" бездумно сочетаются мотивы Бронте и Лавкрафта, такая вот англо-американская трансатлантическая сцепка. Впрочем, так или иначе, интеллектуальных, литературоведческих подтекстов в этой шняге искать, видимо, не стоит - шикарно оформленный, но неряшливо выстроенный, непродуманный киноаттракцион не заслуживает серьезного внимания, хотя глаз своими аляповатыми красками кому-то может и порадовать.

У меня же, помимо всех прочих сомнений, после просмотра осталось два вопросах. Во-первых, зачем брату и сестре нужны были эти злосчастный глинокопалки, с которыми Том возится еще более нежно, чем Эдит трясется над своей рукописью. Поместье Багровый пик стоит на месторождении красной глины - ок, но на хрена им эта глина и машины для ее добычи, если деньги Тому и Люсиль достаются от убитых женщин, собственно, им и Эдит изначально нужна лишь ради новой порции финансовых вливаний. Могли бы безбедно жить - но продолжая ночевать в замке без крыши, брат и сестра вкладывают кровавые финансы все в те же не желающие работать глинокопалки. Понятно, что Том с юности изобретал - он показывает Эдит игрушки, которые сконструировал для сестры в детстве, когда жестокая (впоследствии убитая дочерью) мамаша запирала их в мансарде. Кстати, семейная предыстория Шарпов также туманна - Люсиль рассказывает недоотравленной Эдит, что отец ее был суров, сломал матери ногу, но может быть и врет, может, она сама матери ногу сломала, потому что по словам Тома отца вообще почти не бывало дома, он много путешествовал... Возвращаясь к машинам, можно предположить, что дель Торо сознательно играет на контрастах между "готическим" средневековым антуражем с присущими ему "морально устаревшими" призраками - и модными по меркам рубежа 19-20 вв. техническими новинками: роющими землю машинами, фонографом, лифтовым подъемников, ведущим с верхних этажей дома прямо в шахту и т.д.

Сложнее мне набрать хотя бы версий ответов на второй вопрос: зачем здесь призраки-то?! В сущности, сюжет развивается в плане сугубо криминального триллера, а материализующиеся из небытия и рассыпающиеся в прах монстры остаются лишь элементом "готического" антуража, тогда как сюжет, в принципе, мог бы обойтись и без них. Но если в "испанских" фильмах, в "Хребте дьявола" и в "Лабиринте фавна", призраки хотя бы присутствовали в двойственном статусе, как бы отражая мир детских фантазий, куда герои убегают от жестокой реальности, а реальность догоняла их и в вымышленном, сказочном пространстве, то в "Багровом пике" героиня не перестает видеть призраков, повзрослев, наоборот, они принимаются ее преследовать с новой силой, и тут уже не спишешь на фантазию или расстроенные нервы, в финале убитый сестрой брат-муж-любовник тоже появляется привидением, но при этом призрачная активность, выраженная в значимых поступках, ничтожно мала, источник зла - не инфернальные сущности, а обычные, только крайне порочные и жестокие живые люди.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments