Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

Category:

"Дирижер" реж. Андрей Вайда, 1979

Марта (Кристина Янда) и Адам (относительно молодой Анджей Северин, тогдашний муж Янды) - супруги-музыканты в провинциальном польском городке, он руководит местным оркестром, она играет в нем на скрипке. Приехав однажды на три месяца на стажировку в США, Марта знакомится с именитым престарелым дирижером Ласоцким (Джон Гилгуд), покинувшим Польшу еще до вторжения нацистов и русских, с тех пор ни разу на родину не приезжавшим, а в мире добившимся славы и почета. Приближается юбилей маэстро, но старичок дурного характера, обратив внимания на польскую скрипачку в больших очках, а особенно после того, как узнал, что она дочь его первой в жизни возлюбленной, вышедшей замуж за другого, вместо торжественного концерта в Париже едет в польское захолустье, чтоб сыграть с тамошним оркестром, руководимым Адамом, Пятую симфонию Бетховена.

Если б не 5-я симфония Бетховена - оно, может, и ничего бы, но музыка, и без того забившая уши, звучит от первой до последней минуты фильма, а от пресловутой "темы судьбы" очень скоро начинает тошнить, до того одномерно, в лоб, использует ее режиссер: входит Ласоцкий во время репетиций оркестра - и как раз на кульминации "тема судьбы", а потом, когда Ласоцкий обращается при свечах (!) к Марте будто к Анне, ее покойной матери, за кадром играет маршевая тема третьей части - все это дикая безвкусица. Из персонажей только сам Ласоцкий похож на живого человека - герой, которого играет Гилгуд, сегодня кажется в чем-то сходным с Геннадием Рождественским: одновременно и выдающийся музыкант, и дедуля-само обаяние, и вместе с тем в каких-то ситуациях - капризный, вздорный старикашка-самодур. Ласоцкий всю жизнь менял оркестры и места работы, но оказавшись в родном городке, с местным посредственным коллективом моментально находит общий язык и становится их любимцем, чем окончательно выводит из себя без того ревнивого Адама. Вот таких дирижеров, как Адам, персонаж Северина, я, признаться, не видел и представить себе не могу, хотя на репетициях разных оркестров доводилось присутствовать - какой-то истеричный клоун. Допустим, это условность, необходимая, чтоб подчеркнуть контраст между Адамом и Ласоцким, к тому же вывести драму из плана межличностных отношений в область социальной аллегории, в связи с чем "Дирижер" Вайды еще и сильно смахивает на феллиниевскую "Репетицию оркестра", вышедшую как на грех годом ранее: у Вайды тоже коллектив буквально начинает бунтовать против своего номинального постоянного руководителя, и знаменем бунта становится именно заезжий великий дирижер. А после того, как партийное начальство еще и решает "укрепить" провинциальный оркестр инструменталистами из Варшавы, заменить участников предстоящего концерта на исполнителей более высокого уровня, чтоб подчеркнуть статус высокого гостя, начинается буча, и хотя оркестранты вроде побеждают, концерт не отменяется, а молодежь в огромных количествах ночует под стенами зала в ожидании начала продажи билетов, Ласоцкий, понаблюдав за всем этим, с удовлетворением.. умирает.

Как психологическая драма "Дирижер" - кино слишком искусственное, надуманное: молодая замужняя женщина, ее муж-дирижер, престарелый маэстро, когда-то любивший ее покойную мать, пока еще живой отец, за которого мать вышла замуж, после чего, собственно, маэстро уехал из страны и стал тем, кем стал, и возвращение, и переживание заново былого. Забавные моменты - Вайда любит показывать, как Адам и Марта обсуждают личные и профессиональные дела либо в постели, либо переодеваясь и раздеваясь догола: мол, музыка - это музыка, но и тело есть тело, бесплотное и плотское всегда рядом, неразделимо. Однако Вайда, с одной стороны, не ограничивается темой взаимоотношений героев между собой и с музыкой (отец в финале советует Марте бросить мужа, Марта отказывается, но со своей стороны просит Адама сменить профессию - дескать, вот Ласоцкий музыке служил, а ты только самому себе служишь, музыку не любишь, для ненависти же можно найти применение и получше, чем издеваться над оркестрантами), и постоянно расширяет социальный контекст, причем не только на уровне работы дирижера с оркестром, но и в целом, подчеркивая, например, различия в обстановке на улицах Нью-Йорка (какие-то негры бегают, бедняки, неустроенность) и городка в "народной" Польше (Ласоцкий приезжает и умиляется старине, а молодежь дежурит ночами, чтоб попасть на концерт - благолепие). С другой стороны, для Вайды музыка - это просто музыка, оркестр - просто оркестр, музыкальный коллектив, и дирижер - тоже просто дирижер, профессионал от музыки. Чего явно недостаточно, особенно если сравнить с "Синим" Кесьлевского, где музыка вроде бы тоже - главный герой фильма, но фильм - о грехе, прощении и бессмертии, в свете чего "Дирижер" Вайды (ну я не говорю про одноименную православно-еврейскую поделку Лунгина, там хоть святых выноси
http://users.livejournal.com/_arlekin_/2257238.html) кажется мелким, плоским, вульгарным, а уж в сочетании с бесконечно прокручивающейся Пятой симфонией Бетховена - просто тупым.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments