Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

Леонид Десятников в КЗЧ, оркестр Большого театра, дир. Александр Ведерников

Для юбилейного концерта непосредственно в день 60-летия, да еще открывающего авторский фестиваль, мне программа, как и в целом мероприятие, показалась чересчур куцей: всего три сочинения, пускай и крупной формы - маловато будет, я бы послушал побольше, не так часто, как мне бы хотелось, Десятникова исполняют, особенно с большим составом оркестра, хора и солистов. В "Пинежском сказании о дуэли и смерти Пушкина", помимо оркестра с хором и солистов, задействована (на правах постоянной участницы, кажется) Светлана Крючкова в роли сказительницы - на мой взгляд, без платка, а уж тем более без накладной косы, неудачно подобранной к волосам по цвету, легко можно было обойтись, хотя ее фактура и тембр действительно вписываются в партитуру неплохо. Оттеняющая драматизм изложенных в опусе событий ирония у Десятникова многоаспектна - начиная с того, что музыка написана на "народный" (в обработке сказочника-фольклориста Бориса Шергина) текст, что уже придает содержанию юмористический, если не трэшевый оттенок, заканчивая собственно музыкальными красками, в которых фольклорное пение очень любопытно, парадоксально сочетается с академическим вокалом (тенор Игорь Морозов), а в финале также и с детским голосом-дискантом, как бы придавая Пушкину двойной статус - одновременно и "аристократа духа", и "народного поэта", но опять-таки с иронией по отношению ко всяким ложным статусам, фетишам, клише. Момент, когда классическая вокализация тенора накладывается на "народный плач" просто потрясает, хотя о степени аутентизма фольклорного пения (участвовал ансамбль Дмитрия Покровского) здесь можно поспорить.

Дирижировал вечером Александр Ведерников, которого я после ухода его из Большого слушал впервые, как впервые слышал игру Алексея Гориболя с большим симфоническим оркестром при исполнении "Этюдов к "Закату". Я так понимаю, что речь идет о фильме Зельдовича "Закат" - первой совместной работе Десятникова с режиссером (для Десятникова - вообще дебют в кино), ко всем следующим картинам которого композитор создавал саундтрек, включая даже документальный "Процесс". Как и в "Процессе", посвященном развязанному русскими в конце 1940-х годов новому холокосту (если не по масштабам, то по изуверскому лицемерию много превосходящему нацистский), в "Закате", снятом по мотивам Бабеля (где они, впрочем, на сюжетном уровне считываются, признаться, не без труда - отчасти такова стилевая установка режиссера, отчасти - результат недоработки и недостатка опыта) на первом плане присутствует еврейская тема, но в музыке Десятникова (впоследствии блистательно использованной в спектаклях Камы Гинкаса по Чехову) иудейские, одесские мотивы опять-таки парадоксально соединяются и оказываются созвучны, например, мотивам латиноамериканским (увлечение в какой-то период творчеством Пьяццолы дает о себе знать), а фортепианная партия не столько солирующая, сколько оркестровая краска, иногда почти на таперском, пускай и виртуозном уровне написанная - так что Гориболь и здесь в своем привычном "камерном" репертуаре, несмотря на окружающий его оркестр Большого театра.

Самое фундаментальное, составившее целиком второе отделение вечера, произведение программы - "Зима священная 1949 года", привязанное хронологически, казалось бы, к тому же времени, что и фильм Зельдовича "Процесс", но заходящее к аналогичной теме с совершенно иной стороны. Музыка написана на тексты учебника английского языка, переполненные, как водится, пропагандистскими штампами в духе "Москва - столица нашей родины и город, где живет и работает великий Сталин". Особенно забавны две последние части, пятая и шестая, "Спорт" и "Три желания" - хоть целиком цитируй, в "Трех желаниях" лирический герой (партия отдана женскому голосу) мечтает стать солдатом, летчиком или моряком, чтоб сражаться с врагами своей "родины" - и других желаний у него нет. Кстати, в те же 1940-е годы, изучай опять же английский язык, Эжен Ионеско обратил внимание на доходящий до нелепого и смешного схематизм текстов из методических пособий - впоследствии из его вариаций на данную тему выросла "Лысая певица", фундаментальная для "театра абсурда" пьеса. У Десятникова аналогичная идея реализована через музыку, где задействован, естественно, хор (странно было бы обойтись здесь без хора) и две солистки - в данном случае Анна Аглатова и Екатерина Сергеева. К сожалению, в пении хора капеллы Полянского невозможно было разобрать не то что отдельных фраз, но даже и понять, на каком они языке поют; с другой стороны, к счастью, от Большого театра (на концерт меня приглашала филармония - проект совместный) мне подарили буклет, где эти чудесные вирши на учебном псевдоанглийском воспроизводятся полностью и наслаждаться ими можно даже отдельно от музыки - хотя с музыкой, конечно, куда как приятнее.

Музыку Десятникова я люблю - иногда его стилизации мне, правда, кажутся чересчур поверхностными (так "Дети Розенталя" в свое время, мягко говоря, совершенно не поразили мое воображение - впрочем, там еще и неудачная, чересчур серьезная, суровая по эстетике для такого рода материала оказалась постановка Някрошюса), но, с другой стороны, что еще, как не десятниковскую легкость, можно противопоставить со всех сторон надвигающемуся танком пафосу, помпезности, той самой "серьезности" ("духовности", прости, Господи!); что, если не такое вот мало к чему обязывающее - на первый, по крайней мере, взгляд - постмодернистское стилизаторство? А она совсем не отменяет значительности, весомости высказывания, лишь придает ему игровую, зачастую открыто театрализованную, как будто "ненатуральную", карнавальную форму. В этом плане для меня Десятников наследует не только Стравинскому, что вполне очевидно, но в едва ли не большей степени - Прокофьеву, особенно Прокофьеву позднему, последних лет его творчества, где за видимым и слышимым мажором, за иногда каким-то совсем "пионерским" оптимизмом проглядывают такие бездны мрака и ужаса, о которых говорить "всерьез" просто невозможно - и страшно, и пошло, а ирония худо-бедно выручает, спасает от того и другого.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments