Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

Category:

Дмитрий Маслеев, Андрей Ионица, Денис Мацуев, Владимир Спиваков и др.в КЗЧ:Бах, Моцарт, Лютославский

Спекулянты погорели: набрали тьму билетов, рассчитывая на ажиотажный спрос, перед началом пытались впаривать, но и за полцены никто не брал - что, в общем, странно, потому что Мацуев со Спиваковым неизменно привлекают нездоровое внимание лохов к любому мероприятию с их участием. Впрочем, концерт выдался совсем не лоховским против всяких ожиданий, наоборот - исключительным и, с рядом оговорок, событийным. Может, еще и потому, что как праздничный он не задумывался, в проекте предполагался "парад" лауреатов конкурса им. Чайковского разных лет под соусом "эстафеты поколений", а к 75-летию КЗЧ его приурочили уже позднее. Соответственно и программа составлялась отнюдь не попсовая: допустим, концертная фантазия Моцарта для скрипки и альта или двойной скрипичный концерт Баха - заигранные шлягеры, хотя тут и они прозвучали любопытно, неординарно, но двойной фортепианный концерт Баха - уже достаточно редкая штучка, а тройной фортепианный концерт Моцарта № 7, в силу специфики состава - настоящий раритет. Так что не считая конферанса ведущего с православного канала "Культура" Юлиана Макарова (мало было ему обычных пафосных славословий, так он еще и декламировал хрестоматийное стихотворение Давида Самойлова про дуэт для скрипки и альта, при том что исполнялся не дуэт, а оркестровый опус и в переложении для скрипки и виолончели) и музыка, и исполнители заслуживали внимания.

Концерт Моцарта для двух роялей играли Барри Дуглас с Дмитрием Маслеевым, Дугласа я слышал не раз, а вот Маслеева живьем - думал, что впервые. На самом деле, оказалось, я присутствовал на его выступлении в большом сборном консерваторском концерте незадолго до конкурса, но тогда на его имени внимания не зафиксировал, а потом, после победы, был чрезвычайно предубежден против него, с отвращением наблюдая, как из гаррипоттерообразного очкарика-переростка лепят мега-звезду по мацуевскому образцу, и никак не мог взять в толк: то ли он чей-то сын? то ли кому-то дает? Поначалу Маслеев в дуэте с Дугласом (при том что Дуглас - пианист очень хороший, но тоже не экстра-класса) уступал, звучал слабее, бледнее, местами попросту невнятно, но в финальной части оказался для меня на первом плане, все делал умно, красиво, музыкально - при отменном взаимодействии с камерным оркестром. И меня заверили, что он вовсе не блатной - а это значит, что православные всюду его пихают, чтоб лишний раз подчеркнуть значимость бренда "конкурс Чайковского", и если так, тогда юноше это пойдет лишь во вред. Фантазию Моцарта в переложении для скрипки и виолончели Павел Милюков и Андрей Ионица отыграли с куда меньшим совершенством, чем коллеги-пианисты Баха, которым поколенческий разрыв не помешал - а Милюкову с Ионицей, даром что практически ровесники, не помог. Милюков звучал блекло, хотя и прилично, Ионица сам по себе лучше, он явно парень музыкальный, только неопытный и недостаточно раскованный, а для Моцарта внутренняя свобода артиста крайне необходима, как сдержанность и сосредоточенность для Баха. Но среднюю, самую "хитовую" часть они все-таки вытянули достойно, да и финал выдали не без блеска.

Приятно удивили меня "Виртуозы Москвы" со Спиваковым - отвлекаясь от того, что я думаю о персоне Спивакова вне музыкального контекста, принято считать его дирижером никчемным, хотя руководимые им коллективы уровнем и повыше, чем аналогичные башметовские. Однако "Виртуозы" отработали на отлично, и единственное, на что можно было Спивакову попенять - это, видимо, доведенная до автоматизма выступлениями на православных банкетах привычка скорей-скорей, пока воцерковленные меломаны не зааплодировали, отложив освященную креветку, в перерывах между частями, начать следующую, едва окончив предыдущую, что в ситуации, когда подобная предусмотрительность лишняя (что тоже странно, но в данном случае почему-то попыток захлопать в неурочный час никто не предпринимал), смазывает общее впечатление.

Спиваков-скрипач всяко более уважаем Спивакова-дирижера, но и в качестве солиста у него раз на раз не приходится, а в дуэте с Кларой-Джуми Кан хрестоматийный концерт для двух скрипок Баха, открывший второе отделение, удался им изумительно, став "гвоздем" программы, и оба солиста на равных, и оркестр в гармонии с ними добились настоящего совершенства, в средней части достигли такой изумительной прозрачности, что ни убавить ни прибавить. Но как главную сенсацию позиционировали даже не Спивакова в паре с кореянкой и по Страдивари на каждого, а подобранное для 7-го концерта Моцарта трио солистов-пианистов во главе с Мацуевым и при участие двух тинейджеров, юных дарований Варвары Кутузовой и Александра Малофеева, особенно что касается последнего, ангелоподобного блондинчика, каких обожают старые интеллигентки. Опасения, что Мацуев забьет подростков своей привычной молотьбой оказались напрасными - с поправкой на разницу в мышечной массе и физической силе маленький Малофеев играл едва ли не грубее матерого Мацуева. Мальчик очень техничен для своих лет, что правда, то правда, но по запасу вкуса и по чувству меры Мацуев рядом с ним - образец утонченности. Вообще из трех солистов за роялями самой музыкальной мне показалась Варвара Кутузова, но ей партия досталась наименее выигрышная, а самая "перваческая", с единственной мало-мальски развернутой каденцией в финале - опять-таки Малофееву. Кроме прочего, мальчик, похоже, несмотря на юные годы успел зазвездиться и рискует прежде срока превратиться в маленького самодовольного говнюка, будет совсем плохо, если это произойдет. Кстати, Мацуев вот уж чем-чем, а звездной болезнью не страдает ни в малейшей степени, что, впрочем, его антимузыкальности не отменяет.

А в нынешней программе Мацуев и годящийся ему по годам в сыновья Малофеев показали себя как два сапога пара, и после завершившегося малозаметной, но досадной кляксой тройного концерта Моцарта символично увенчали вечер, уже без участия третьей лишней Кутузовой, важным для Мацуева произведением - "Вариациями на тему Паганини" Лютославского, с которых, согласно вновь утвержденной легенде, началась триумфальная филармоническая мацуевская карьера. Надо полагать, однако, что Мацуев двадцать лет назад играл все-таки позднейшую, 1978 года авторскую версию для одного солиста, а с Малофеевым они исполнили оригинальную, 1941 года, и эту музыку страха и боли (чего нет и не может быть, сколько бы не искали и не приписывали, в созданной немногим ранее "Рапсодии" Рахманинова), написанную молодым Лютославским вскоре после нападения нацистов и русских на Польшу, пугающую, дрожащую, убегающую в вариациях тему самого шлягерного из каприсов № 24, после короткой передышки (не отдыха, не расслабленности, но "оглядки") возвращающуюся уже совсем дьявольским каким-то хороводом, разновозрастный "звездный" дуэт попытался преподнести как виртуозную, больше даже "бисовую" концертную пьеску - а все же полностью засахарить ее не вышло, заложенный автором ужас прорвался через все циркачества на свободу и захватил.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments