Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

Category:

"Эстеты" по Я.Реза, А.Битову в театре им. Моссовета, реж. Сергей Аронин

На первых же репликах по залу зашелестело: "ой, а мы ведь этот спектакль уже смотрели, только в другом театре" - ну понятно, летним вечером "под крышей" собрались эстеты похлеще, чем персонажи пьесы Ясмин Реза. А вот я, как ни странно, ни одной постановки "Искусства" раньше не видел, хотя в какой-то период их по Москве насчитывалось сразу несколько, и антрепризных, и репертуарных, одна, в студии "Человек", по-моему до сих пор жива. Сергей Аронин сам выступает за главного персонажа-эстета Сержа, купившего за 200 000 франков абстрактное полотно известного художника - белые полосы на белом фоне. Правда, как режиссер Аронин предпочел превратить живописное произведение в объект видео-арта, используя заодно экран для вставных микро-сюжетов о русскоязычных современных художниках (похоже, что сюжеты постановочные, а художники вымышленные - но это неважно, видео как раз очень убедительное). Парадокс, но рябь на экране, с одной стороны, превращает "картину" в полную профанацию, а с другой, убивает идею "белого на белом" и позволяет расценивать визуальную абстракцию как нечто и в самом деле, может быть, стоящее. Собственно, у Реза ведь речь идет не о современном искусстве, равно как пьеса и не сатира на психоанализ, хотя одного из героев поднимают на смех за то, что платит психоаналитику за какой-то бред. Пьеса, в сущности, о трудности взаимопонимания, о разных взглядах на жизнь у разных людей, которые несмотря на противоречия все же стремятся к общению и даже сохраняют близкие, дружеские отношения - в этом плане давнишний "Арт" явно перекликается с относительно свежим "Богом резни" того же автора. Вставки же с художниками, и неважно, настоящие ли это авангардисты или подставные, пародийные, несколько сбивают с толку, по-моему. Да еще и работают на потребу тем летним "эстетам", которые "тот же спектакль уже видели в другом театре", но совсем не прочь лишний раз поржать над идиотами, которые способны что-то содержательное отыскать в абстракции - а я не думаю, ну по крайней мере не хочу думать, что Сергей Аронин и его товарищи всерьез полагают, что современное искусство - сплошь дерьмо.

Достав фломастеры, персонажи "Искусства" рисуют не на белом холсте, которого в спектакле нет, и не на экране, а не стекле, проецируя на экран слово "антракт". За время антракта рабочие успевают убрать со сцены "коллекцию" Сержа, задвинув вглубь площадки расставленные до этого в шахматном порядке "Огуречный апокалипсис" (две банки соленых огурцов, декорированные зеленой веткой), "Памятник эрозии почвы" (камень с ароматическими палочками), бюст Ленина, классический женский торс, набор дымковской игрушки и сувенирную керамическую панду, издание Сенеки, к которому герой Резы постоянно обращается, другие артефакты. Во второй истории действует то же актерское трио (Сергей Аронин, Владислав Боковин, Михаил Филиппов), хотя сквозным остается только дуэт - рассказчика и встреченного им где-то на пленэре самодеятельного художника-пейзажиста Павла Петровича. Третий участник ансамбля выступает последовательно в нескольких эпизодических ролях - карикатурная учительница литературы из воспоминаний рассказчика, приятель Павла Петровича, десантник в отставке, который тоже не прочь порассуждать о "высоком", и наконец, местного мента, подбирающего пьяного писателя, но выпускающего наутро с расчетом разжиться через него новым томом Голсуорси - ради жены. Павла Петровича, самое колоритное и ключевое в этой новелле лицо, снова играет Сергей Аронин, устроивший себе таким образом двойной бенефис, поскольку его герои в первой и второй частях "Эстетов" разительно контрастны: спокойный, медлительный, утонченный, слегка манерный Серж из пьесы Реза чем-то смахивает на молодого Ива Сен-Лорана, каким его изображают сегодня в биографических фильмах, а интеллигентствующий выпивоха Павел Петрович - суетливый, лопочущий скороговоркой, с жидкой бороденкой. При этом уровень беседы, дискуссии об искусстве, о живописи и литературе, не говоря уже о вопросах религиозных, о библейской истории, о христианской антропологии, здесь таков, что битовские подвыпившие (а вернее сказать - налакавшиеся, запойные) "профаны", как они сами себя называют, выглядят мегаинтеллектуалами на фоне французов с их натужным словоблудием, да те и сами "секут", что само "деконструкция" в их устах звучит противоестественно. Не отказывается Аронин во второй части и от видео - но использует экран для проекций слайдов - картин Брейгеля и Репина, о которых упоминает Павел Петрович с рассказчиком, а затем и его собственного пейзажа, того, с которого началось общение героев. В целом же спектакль, не в пример "Циникам", подкупает своей непритязательностью и минимализмом, хотя с видео можно было обойтись и еще аккуратнее. А пост-эпиграф из Уайлда, напоминающий о бесполезности всего прекрасного, по-моему, сужает тему спектакля.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment