Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

Category:

"Душа шпиона" реж. Владимир Бортко ("Окно в Европу")

А чего все так переполошились - не знали, чем окажется фильм Владимира Бортко по роману Михаила Любимова? Я знал и не то чтоб совсем без брезгливости, но со спокойной душой смотрел, как герой Андрея Чернышева, которого зовут Алекс, правда, Александр Петрович, матерый агент КГБ-ФСБ, приходит в Лондоне к американскому резиденту и просит политического убежища. Как он сдает своих агентов - англичанина, продолжающего до такой степени свято верить и ждать, пока русские одумаются и вернутся к социализму, что даже конспиративные встречи он назначает у могилы Карла Маркса, и бельгийку, в свое время приторговывавшую контрабандной черной икрой и балыком. Как он делает все это по заданию центра, потому что втираясь в доверие к американцам, рассчитывает узнать имя окопавшейся в "монастыре" (так называют русские агенты свою контору) "крысы" (так называют предателей во всех тайных бандитских сообществах). Как обманом перевербовывает обратно беглого агента Ландера, заманивает его сначала в Лондон, потом приглашает под предлогом собственной свадьбы в поместье родителей невесты и вывозит на ее яхте через Ла-Манш в французский Кале, чтоб сдать руководству. Как дорогой узнает у Ландера, что "крыса" - его начальник и друг, а заодно и любовник его жены.

"Крысу" играет Федор Бондарчук. Вообще-то, о чем Бортко мог, допустим, заранее не знать, но едва ли не был посвящен в процессе работы, Бондарчук уже играл "чекиста", которого обвиняли в шпионаже, три года "проверяли", но он "доказал свою честность". Но там были просто шпионы, а тут шпионы с душой, да непростой, а русской и загадочной, и экранизация Акунина была в новомодном духе убогим постмодернистским фейком:

http://users.livejournal.com/_arlekin_/2249114.html

тогда как экранизация Любимова - фейк олдскульно-добротный и серьезный, тяжеловесный, где-то и со слезой. Агенты КГБ тоже плачут, как известно. А также и влюбляются. Но вот беда, если верить Любимову и Бортко, вся их шпионская жизнь приносится в жертву на алтарь отечества: десятилетиями они пьют ненавистный виски, говорят на ненавистном английском, спят с ненавистными женщинами - а тем временем их любящие верные жены вынуждены им изменять, что, конечно, любящих верных жен не оправдывает, но понять их все-таки можно. Можно понять и устремления режиссера - равно идеологические и жанровые: идеология в жанр упакована в соответствии с ГОСТом. До "Семнадцати мгновений звезды", впрочем, далеко: "Юстас-Алексу" звучало, может быть, и надуманно, и даже лживо, но красиво, эффектно и неглупо. Псевдонимы "Курт" и "Алекс" в "Душе шпиона" - это и лживо, и глупо, но уж точно не занудно, не туманно, напротив - динамично и внятно. С душой сделано, народу нравится. Андрей Чернышев играет главного героя, Алексея Федорова, он же Алекс Уилки; горе-предателя Ландера, этнического эстонца - Даниил Спиваковский. В ролях "полезных идиотов" из числа европейцев, работающих на русских, которых если что не жалко пустить в оборот как разменную монету - ко всем уже привычный Малькольм МакДауэлл и Сандрин Боннер, которую, наоборот, встретить в подном проекте довольно-таки удивительно. Особую радость патриотично настроенной общественности вызывают эпизоды с участием Михаила Ефремова (крупный гэбистский начальник), Армена Джигарханяна (тоже агент, встречающийся с Алексом в Монтре), Алексея Булдакова (агента-моряка, выполняющего мелкие посреднические поручения и приторговывающего икрой с балыком - он-то и подставил несчастную бельгийку, да потом еще и шантажировал), в значительно меньшей степени - Алексей Панин, чей персонаж появляется в прологе, встречаясь с главным героем, после чего сразу оказывается убитым; и Марина Александрова, хотя она как раз на редкость убедительна в роли эстонки, живущей в Каире вместе с беглым Ландером, пока семья беглеца остается в РФ, и в отличие от него прекрасно понимающая, зачем на самом деле пришел к ним Алексей Петрович и что Ландера ждет, если он поверит в байки Алекса насчет предложения от британцев.

Да, главный герой идет по трупам. Однако - шпион, но с русскою душой, - он точно знает, зачем это делает, и знает Любимов, и Бортко за ним подхватывает. Прежде, чем вздернуть бывшего начальника и друга на рее, Алекс Петрович уточняет: он убивает его не за то, что жену увел, а за то, что родину продал. Не из личной, то есть, мести, а из государственной, блядь, необходимости - ему за державу обидно! Тогда как он - душевный шпион, и работал от всей души, как заявляет с трагическим пафосом, на работе "потерял все - семью, друзей, а главное - возможность жить, чувствуя себя человеком, а не дерьмом". Вот только почему-то, глядя на упитанного юморного старичка Михаила Любимова - а этот жизнерадостный пенсионер и "бывший разведчик" (которые, как известно, не бывают "бывшими") давно из "бойцов невидимого фронта" переквалифицировался в звезды телешоу и сочинителя шпионских романов в мягкой обложке (ходовой товар на железнодорожных полустанках, должно быть) - совсем не производит впечатления того, что хоть что-нибудь в жизни потерял. Мало того, его сын Александр тоже неплохо поднялся, и между прочим, на перестроечном разоблачении гноеточащих язв той самой "великой родины", которую отец защищал на вверенном ему "невидимом фронте" при всех режимах, сначала отстаивая коммунистический интернационал, а теперь вот русское православие. И не похоже, глядя на Михаила Любимова, что он чувствует себя не человеком, а чем-то еще.

Так что патриотический апофеоз и триумф воли, несмотря на горку трупов, неизбежен. Прежде, чем толкнуть предателя и затянуть на его шее петлю, успевает сказать: "Я действую из идейных соображений. Мне можно". А дальше ему уже и слова не потребуются - в работе шпиона не бывает случайностей и мелочей, поэтому стоит обратить пристальное внимание на конспирологический символизм самой последней сцены: когда Алекс сходит с яхты, оставив там без присмотра тело повешенного предателя, а заодно и трупы невинно убиенной молодой жены с несчастным Ландером, ему на причале попадается велосипедист и спрашивает его: "Месье, вы заблудились?" - скупой на слова душевный шпион отрицательно качает головой. Он давно выбрал свой путь и никто не заставит его свернуть на скользкую дорожку предательства - верной дорогой идет товарищ.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments