Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

Categories:

"Турнир" реж. Элоди Наме (ММКФ)

Номинально "Турнир" можно считать спортивной драмой, но даже с поправкой на то, что шахматы в принципе - не вполне спорт, по крайней мере что касается внешнего антуража, это определение уводит от настоящей темы произведения. При том что главный герой Кальвин внешне очень мало похож на шахматиста - красивый, двадцатидвухлетний, в куртке, небрежно наброшенной на майку, а в особенности без всякой одежды с его мускулистым подтянутым торсом (голым и полуголым он предстает едва ли не в каждой второй сцене), с взглядом волчонка и специфической звериной грацией, персонажа Микеланджело Пассанти легче принять за уличного карманника, чем за шахматного вундеркинда. Тем не менее Каль под руководством своего тренера и менеджера Виктора с юных лет уверенно делает карьеру, собираясь участвовать в Олимпиаде. А пока что он вместе с другими шахматистами, ровесниками и постарше приехал на турнир в Будапешт. Девушка, с которой Кальвин встречается - тоже шахматистка, и с ней у героя тоже своего рода турнир: бабенка уверена, что ее недостаточные успехи в соревнованиях - следствие неравноправия полов, и доказывая свою состоятельность, они, как в шахматах, трахаются на спор, засекая время, кто первый кончит. Тем не менее в турнире Кальвину равных нет, а если он проигрывает - то поддается нарочно, как в состязании с потенциальным спонсором, по просьбе Виктора, так что "победитель" даже пеняет Кальвину: мол, не следует всегда делать то, о чем тебя просят, это может помешать в будущем. Но до поры Кальвину ничто не мешает, он уверен в себе, молод, сексуально активен, в то время как его коллеги - либо в свои 28 лет ни с кем еще не целовались (такому толстяку Кальвин из жалости, не будучи геем, даже дарит первый поцелуй), либо выглядят как обычно представляют шахматистов - субтильными очкариками. В общем, все идет неплохо, как вдруг откуда ни возьмись появляется 9-летний шахматист Макс Ковак и начинает всех обыгрывать, своей непредсказуемой шахматной техникой ставя всех тупик, а объясняя ее просто: "Я развлекаюсь и делаю что хочу". Этот подвижный и улыбчивый, будто древний божок, своего рода шаловливый и капризный шахматный "купидон" - существо загадочное, почти ирреальное, пытаясь найти о нем информацию в интернете, Кальвин лишь натыкается, и то после мучительных поисков, на аккаунт, где мальчик повесил его, Кальвина, фотографию - благодаря чему герой принимает юного соперника на своего фаната. Подобные образы и мотивы регулярно возникают в сценариях Юрия Арабова, и если б у Арабова имелся в запасе художественный вкус, а в голове мозги вместо православного говна, и экранизировали его опусы не скудоумные интеллигенты, а обыкновенные ремесленники-режиссеры средней руки, (Элоди Намер до сих пор сочиняла сценарии для телесериалов), то примерно такой бы у него "Турнир" и получился - то есть таким он получился без него, как-то малоизвестные европейцы обошлись опорой на собственные силы. Бегая с девушками голышом наперегонки по роскошному будапештскому отелю, где живут участники турнира, занимаясь сексом с менее удачливой шахматисткой (которой в результате ради карьеры все же приходится переспать и с тренером Виктором), Кальвин не вспоминает, что он за время своей карьеры успел повзрослеть. Помимо таинственного маленького конкурента, помогает вспомнить ему ему об этом знакомство с местной, но хорошо говорящей по-французски девицей-уборщицей - перед решающим боем они катаются на мотоцикле и азартно бьют стекла машины владельца бара, где девица некоторое время, помимо отеля, убиралась, а на вопрос Кальвина, неужели ей хочется оставаться уборщицей, не пора ли повзрослеть, новая подружка не спешит отвечать утвердительно - в отличие от прежней, коллеги, уже отсосавшей менеджеру. Развязка внешнего конфликта вроде бы происходит в чисто спортивном плане: следуя тактике противника "я развлекаюсь, и делаю что хочу", Кальвин играет непредсказуемо и практически одерживает верх, добровольно отказывается от победы (в фильме немало деталей, связанных с конкретными шахматными терминами и правилами, которых я, естественно, не понял, да кино и не про шахматы, само собой), встает из-за стола, уступая чемпионство Коваку - но тот словно и знал заранее, что так будет, только смеется и ничуть не удивлен. С девушкой-режиссером, "Турниром" дебютировавшей в игровом кино, мы одногодки - еще и поэтому, мне кажется, я так легко подключился к ее истории. Действительно, оглянуться не успеваешь - и возраст уже исчисляется двузначными числами, еще чуть-чуть, и единичка, стоящая в начале сменится на двойку, не говоря уже о дальнейшем, когда исчисления из математических становятся астрономическими, и привычный ход Е2-Е4 больше не срабатывает, а там придут честолюбивые дублеры - вот и думай: был ли мальчик? может мальчика-то и не было?
Subscribe

  • на всю оставшуюся жизнь

    "Не хочешь пить за нашу победу? В таком случае выпей за свою погибель". А что мне было терять? "За свою погибель и избавление от…

  • Кама Гинкас. Тайна с вариациями (10)

    Если из многих тысяч спектаклей, увиденных за всю жизнь, мне зачем-то придется выбрать и назвать всего один - я не раздумывая, сразу вспомню:…

  • Кама Гинкас. Тайна с вариациями (9)

    "Каждому человеку положен определенный срок жизни, положено быть на двух ногах, определенного роста... Параметры мы знаем, они ужасно…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments