Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

Categories:

"Богема" Дж.Пуччини в МАМТе, реж. Александр Титель, дир. Феликс Коробов

Премьера состоялась почти двадцать лет назад, но я, вот удивительно, ни разу этот спектакль не видел, а сейчас он идет редко, не каждый месяц, и откладывать я уже не стал. Кстати, не смотрел-не слушал я и "Богему" в Большом, которой тоже тыщу лет в обед, но спектакль Большого, судя по репертуару - как дежурное блюдо, которым затыкают дырки в афише, а "Богема" Тителя - вещь совсем иного рода. В ней нет поражающей воображение оригинальной концепции, но есть детальная проработка бытового и психологического планов. Сценография Юрия Устинова - сочетание подробной, реалистической обстановки-меблировки камерного пространства - и условного городского пейзажа, нарисованного Парижа на полупрозрачных занавесах. Нарисованного, кстати, скорее в духе 1920-х30х, межвоенных десятилетий (из конкретных французских живописцев чем-то напоминает творчество Рауля Дюфи), чем периода, к которому относится изначально действие оперы Пуччини. Да и автомобиль, который присутствует на сцене во 2 и 3 актах, явно свидетельствует о том, что хронология несколько сдвинута, хотя и ненамного. Начинается история с того, что Рудольф, спустя годы вернувшийся в прежнюю мансарду, стряхивает пыль листов своих рукописей, открывает окно - и оттуда летят голуби (живые, а уж на что я не люблю "зоопарка" на сцене, но здесь они, в прологе и снова в финале, в момент смерти Мими, на редкость уместны). Музыка Пуччини, правда, и сама-то по себе не вызывает у меня особых эмоций, а, в силу, видимо, того, что спектакль редко играется, первые минут пятнадцать-двадцать уходит на поиск взаимодействия между оркестром (дирижировал Коробов) и исполнителями. Я смог вслушаться в музыку только с появлением Мими-Петрожицкой - в свои ариях в 1-м, 3-м и 4-м актах она была замечательна, очень трогательна. Чингису Аюшееву-Рудольфу, по-моему, не хватает в голосе лиризма, а музычка-то сладенькая, с ней без патоки нельзя. Мария Пахарь лихо поет вальс Мюзетты, вообще 2-й улично-праздничный акт поставлен с размахом, ярко, но не аляповато, нарядная толпа с кучкой детей и военным духовым оркестром не загромождает сцену и не режет глаз. И все-таки гораздо более сильного эффекта куда более скромными средствами режиссер добивается в камерных лирических эпизодах. Но каждый раз я не устаю удивляться некоторой "зацикленности" Тителя на предметах, связанных с уборкой - метлах, швабрах, или вот ведрах, которые присутствуют у него в "Богеме" почти двадцатилетней давности таким же знаковым элементом, как и в "Хованщине", премьере нынешнего сезона.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment