Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

Categories:

Павел Хомский и Андрис Фрейбергс в Бахрушинском музее

На вернисаж выставки Павла Хомского двумя днями ранее я не ходил, но перед открытием Фрейдбергса заглянул в "каретный сарай", относительно новое музейное пространство, где она разместилась - и, как ни странно, нашел там немало для себя интересного. А главное - неожиданно, хотя выставки делались как самодостаточное, без привязки друг к другу, обнаружил, что в Бахрушинском музее открылся своего рода "латвийский сезон". Поскольку П.О.Хомский не год и не два, а десятилетиями работал в Латвии, особенно много - в Рижском ТЮЗе. На выставке есть фотографии с Хомским-актером на сцене в постановках конца 1940-х годов, хотя в основном, конечно, представлены его режиссерские работы - в виде фотографий, программок, макетов сценографии. Кроме того, без акцента на этом факте, но показательно присутствие в экспозиции напоминания о том, что почти за тридцать лет до недавней громкой премьеры "Нюрнберга" Бородина в РАМТе тот же сценарий Эбби Манна под названием "Суд над судьями" ставил в театре им. Моссовета Павел Хомский с участием Жженова и Маркова - о чем ни в одной из многочисленных рецензий на новую версию, кажется, не упоминается (лично я про это вообще не слышал и узнал лишь благодаря юбилейной выставке).

Андрис Фрейдбергс тоже работал, но уже в несколько иную эпоху, и в Рижском молодежном театре с Адольфом Шапиро, и, уже в самые недавние годы, с Алвисом Херманисом в Новом Рижском и в Европе (например, они вместе делали великолепных "Барышень из Вилко", которые еще успели доехать до Москвы), на выставке все это есть, но неожиданность экспозиции - в ее формате, в дизайне. Если выставка Хомского, при всей ее информативной насыщенности, сконструирована подчеркнуто традиционно, то заходя в зал Фрейдбергса, будто попадаешь из Бахрушинского, где несмотря на недавнюю реэкспозицию всего пространства осталось ощущение давно минувших дней (и, вероятно, так должно быть, музей же отчасти мемориальный), в "Гараж" или еще какой-нибудь центр современного искусства. Фрейдбергс сам не только подобрал материал, но и организовал его в мультимедийную инсталляцию, до Москвы показанную уже в Риге, где, как в самом продвинутом западном музее, можно увидеть не только пожелтевшие за десятилетия фотографии, но и, пусть не всегда в профессионально смонтированной записи, некоторые спектакли, послушать речь актеров в наушниках (например, уже очень немолодую на тот момент Вию Артмане), а снимки поданы как слайды или постеры, они буквально оживают благодаря качеству печати, размерам, подсветке - Фрейдбергс и в выставочном формате показал себя блестящим сценографом. Макеты тоже есть, но некоторые из них - скорее динамические инсталляции, можно наблюдать за их трансформациями. Я довольно много видел на сцене спектаклей, оформленных Фрейдбергсом - но, конечно, даже за последний период не все, вот совсем недавно - "Травиату" Жагарса непосредственно в Латвийской национальной опере:

http://users.livejournal.com/_arlekin_/3023902.html

Тогда как многопалубный теплоход из "Дон Жуана" Жагарса для меня, увы, лишь красивая картинка. Как и "летающие" велосипеды из "Страха и нищеты в Третьей империи" Шапиро (это вообще 1985 год!). Не говоря уже про рваную и мятую бумагу, из которой Фрейдбергс создал пространство "Аркадии" Стоппарда для Алвиса Херманиса (1998 год, спектакля в репертуаре Нового Рижского театра давно уже нет!). Какие-то рижские совместные работы Фрейдбергса с Шапиро в свое время показывали по ТВ, но это было четверть века назад. Более ранний период для меня, естественно - терра инкогнита, так же как и вещи, созданные не в Москве и не в Риге, а, например, в Эстонии, где Фрейдбергс тоже потрудился немало. Но чтобы посмотреть записи спектаклей спокойно, надо бы прийти в обычный день, на вернисаже, где среди мэтров сценографии режиссуры (и Жагарс, и Шапиро были на открытии, конечно же) шныряют по неизбежному бахрушинскому обыкновению "потомки с котомками", сосредоточиться невозможно, а там есть на что обратить пристальное внимание. Хотя некоторые фото (например, из "Отелло" Сигаловой в той же Латвийской национальной опере) скорее вызывают желание увидеть спектакль живьем - это как раз к нему Фрейдбергс придумал подвижный, меняющий конфигурацию навес, который на посетителей выставки производит своими движениями гипнотическое воздействие.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments