Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

"Газели" реж. Мона Ашаш в "35 мм"

Насколько я понял из диалогов (посредством субтитров), речь идет не о "газелях", а о "козочках", под которыми разумеются главные героини фильма: женщины средних лет в поисках, как бы выразиться помягче, "личного счастья". Мари, работница службы занятости, чего-то вроде биржи труда, после почти пятнадцати лет совместной жизни в неофициальном браке с Эриком, знакомым еще по школе, случайно встретившись с еще одной бывшей однокашницей, за это время поездившей и поблядовавшей, даже пожившей в Лос-Анджелесе с неким неведомым, но якобы гениальным фотохудожником, приходит к выводу, что ее собственная жизнь скучна, беспросветна и все по вине Эрика: они только что купили квартиру в ипотеку, и оттого почему-то Мари кажется, что их пара окончательно потеряла право на существование. Напрасно здравомыслящий Эрик пытается сначала удержать, а затем вернуть Мари - та неумолима, собрав в чемодан вещи, начинает метаться. Роман с инфантильным бородатым скейтбордистом не задался, возвращаться к родителям (мать героини, роль двадцать второго плана, играет превращенная в толстую старую блондинку Жозиан Баласко - единственная на весь фильм значительная и известная актриса, которой делать тут вовсе нечего) Мари тоже не хочет, поскольку те, особенно отец, не видят рядом с дочерью никого, кроме Эрика. Еле-еле Мари удается приткнуться к коллеге по работе, матери-одиночке - ухаживать за ее сыном Солалем, а в свободное время вместе с этой и другими подругами ходить по вечеринкам и снимать мужиков. Средний блок картины, посвященный процессу съема и последующему обсуждению неудач в этом сложном деле напоминает плохую подделку под "Секс в большом городе", каких в малобюджетном французском кино сегодня гораздо больше, чем в американском: одна тетка любит пожилых, другая, самая старшая в компании, сильно пьющий психоаналитик - наоборот, охотится на кого помоложе, а Мари не знает, с кого бы лучше брать пример.

Естественно - иначе это был бы не современный и не французский фильм - на выручку приходят нелегалы-иммигранты. В данном случае, по счастью, не негры, не арабы и вообще не мусульмане, а - о чудо, не может быть, внимание-внимание! - поляк Януш, подрядившийся ремонтировать совместно купленную Мари с Эриком квартиру, и оставшись без дохода (между тем квартирку-то надо продавать, тем более, что Эрик, тоже пострадав, нашел новую девушку и собирается в Бразилию), продолжающий обитать на вверенной жилплощади и устроивший там с приятелями-земляками склад контрабандного польского самогона. Мари, рассорившись уже и с подругой (додумалась привести к ней в квартиру того самого любовника-скейтбордиста, на глазах у маленького Солаля, и была застигнута разъяренной мамашей в детском спальне с почти голым мужиком), оставшись совсем без жилья, приходит в недоделанную квартиру, застает там поляка, а потом, раскрыв аферу с самогоном, собирается заняться импортом польского домашнего алкоголя - я не понял, правда, в шутку или всерьез. Но заявку по своему бывшему месту работы она все же подает - помимо разрушенного брака, Мари так же лишилась должности, рассорившись с начальницей, вечно депрессующей по поводу больного пса и нанимающей ему терапевта, а после смерти собаки быстро утешившейся в лесбийской связи: по случаю дня рождения начальницкой сожительницы (не той, что мать-одиночка - а, кстати, жаль) устраивается вечеринка с польским самогоном - танцуют все.

В этой сумбурной, моментами до некоторой степени забавной, но по большей части занудной, изобилующей бессмысленными мини-флэшбеками (монтажеру следовало бы отрубить обе руки по локоть) картине невозможно зацепиться ни за яркий актерский образ, их просто нет, ни за оригинальный сюжетный поворот, ни за какую-нибудь, на худой конец, музыкальную тему - как подавляющее большинство франкоязычной кинопродукции сегодня, "Газели" - просто мусор, хлам, куча недопереработанного вторсырья, слепленного из ошметок, помимо "Секса в большом городе", еще и "Дневника Бриджит Джонс", и всякой подобной, только куда менее качественной чепухи. Сложность проблематики, связанная с самоопределением женщины 35-40 лет, явно надуманная и сводится к тому, что православные с едкой горечью, но справедливо характеризуют как "бешенство матки". И героинь фильма те же православные назвали бы уж точно не "козочками": старые телки, козы, овцы, коровы, одно слово - бабье, волос долог, да ум короток, и на передок слабы. Ах вы глупые газели, вы б, газели, не галдели.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments