Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

Categories:

"Алиса", БДТ им. Г.Товстоногова, реж. Андрей Могучий

13-й павильон "Амедиа" на Волгоградском проспекте оказался симпатичным зданием совсем недалеко от метро, пускай и посреди промзоны без следов жилья (считай что "Тупик нечистой силы, 13). Но я так и не понял, было ли решение поместить конструкцию Марии Трегубовой в нетеатральное пространство продиктовано прежде всего технической необходимостью, особенностями ее габаритов, требованиями безопасности и т.п. - или же концептуальными соображениями? Трехэтажные строительные леса, затянутые белой тканью, напоминают одновременно и о ремонте, и о старинном многоярусном театре, и о ремонте в театре, тем более, что после пересадки во втором действии на верхние ярусы отправляют тех, у кого в первом места были дальше пятого ряда. Внизу же - обстановка петербургской квартиры, тоже до поры затянутая белой тканью, как если бы адресат выбыл - надолго или навсегда. Но вроде бы с героиней пока что, тьфу-тьфу-тьфу, ничего фатального не случилось - она лишь зашла в лифт и застряла там, между пятым и четвертым этажами, между мирами и между временами, а вскоре услышала голос девочки, зовущей ее по имени - разумеется, то сама Алиса, только маленькая, из детства. Восстановилась связь времен, настоящее встретилось с прошлым, конец жизни сомкнулся с началом.

Я фанатом Могучего никогда себя не считал, но надо признать, "Алиса" - самая интересная, во всяком случае, самая смотрибельная его постановка (включая не только чисто театральные проекты и не говоря уже про бездарную "Царскую невесту") со времен "Между собакой и волком" по Саше Соколову:

http://users.livejournal.com/_arlekin_/575176.html

Однако в "Собаке и волке", как до этого в куда менее, на мой взгляд, удачной, но гораздо сильнее распиаренной "Школе для дураков" присутствовала великолепная литературная основа. "Алиса" отдельными мотивами перекликается со сказкой Льюиса Кэролла, и на этом даже отчасти строится сюжет: старушка благодаря своему имени на протяжении долгой жизни получала в подарок на дни рождения и просто так книжки Кэролла, разные штучки, связанные с его героиней, и ей это все порядком надоело - поэтому, когда она попадает в пограничный, на стыке реальности и воображения, сегодняшнего дня и воспоминаний о прошлом, волшебный мир, то фигуры, сыгравшие ту или иную роль в ее судьбе (от родителей и бывшего мужа до соседей по подъезду) воплощаются в сказочных персонажей: Королевы и Короля, Кролика, Шалтая-Болтая и т.д. Однако самодеятельный сценарий, написанный Андреем Могучим в соавторстве (Сергей Носов, Светлана Щагина) до такой степени отдает графоманией, что для меня остался открытым вопрос - это сознательное решение, рассчитанное на эффект спонтанности, узнаваемости, эмпатии (а ля Гришковец), или просто Могучий, при всей его визионерской фантазии, элементарно не способен составить связное либретто (а я подозреваю, увы, что второе, потому что у него все пьесы и на любую тему - такого же качества либо еще хуже, взять хоть "Цирко амбуланте").

Если подходить к героине и к проблематике спектакля всерьез, то придется вспомнить "Предпоследний концерт Алисы" Погребничко (что сделать нетрудно, он до сих пор остается в репертуаре театра "Около дома Станиславского") - и при явном совпадении "исходных данных", а во многом и структурных особенностей двух столь разных спектаклей, Погребничко добивается куда большего эффекта несравнимо менее затратными средствами, не упоминая уже лишний раз про сопутствующий гастролям БДТ пафос и ажиотаж (с этом смысле хуже только Додин, вернее, он во всех смыслах хуже). Правда, история Алисы у Могучего - конкретнее и подробнее. Можно воочию увидеть пережитое девочкой при бомбежке, когда падает с потолка люстра, разваливаясь на куски - при том что рассказ ведется механическим голосом заводной куклы: услышать и узнать, как складывались отношения Алисы с родителями, с мужем и т.д. - причем "от первого лица" каждого из участников этого стилизованного сеанса психоанализа.

Собственно говоря, "Алиса" по сути - доморощенный извод психодрамы, едва ли не самого ходового в современном европейском театре жанрового формата. Но аналогии с Помра и остальными умельцами, работающими в данном направлении, все-таки неуместны - те стремятся к схематизации, универсализации, обобщению архетипических образов и сюжетов, что проявляется также и в минимализме режиссерского решения, сценографического оформления. У Могучева-Трегубовой-Панфиловой внешне - всего через край, с избытком, и актеры - в жирном шутовском гриме; тогда как история, наоборот - подчеркнуто частная, интимная. Насколько такой "интим" убедителен, до какой степени следует - и хочется - ему доверять, это уже отдельная проблема. Меня, если честно, он до костей не пробрал, я воспринимал "Алису" исключительно как цирковое шоу. Несмотря на то, что клоунами, а во втором акте практически аниматорами, развлекающими рассаженную на мебель из квартиры Алисы публику (Алена Карась за отдельные деньги договорилась даже насчет кровати) довольно-таки убогим интерактивом с бэушными "занимательными" логическими задачками (про города лжецов и правдецов; про количество пальцев на десяти руках) и нарочито несмешными прибаутками, выступают заслуженно-народные артисты, начиная с настоящей звезды, с Алисы Фрейндлих.

Впрочем, Фрейндлих - несомненно, милая, обаятельная и очень искренняя - работает здесь на парочке старых штампов, а поначалу, когда она оказывается за столом и на требование предъявить билет контролеру несуществующего и, соответственно, никуда не двигающегося поезда, отвечает неизменно, что билета у нее нету, старушка Алиса (я имею в виду героиню, разумеется) производит впечатление не то пьяной, не то выжившей из ума бомжихи. Намного интереснее актерски сделаны некоторые другие роли - прежде всего я говорю про блестящего и вот уж совершенно неожиданного Анатолия Петрова (Кролик, он же, насколько я понял, реинкарнация бывшего мужа Алисы), Валерия Ивченко, демонстрирующего, в отличие от партнеров, не дешевую вымученную клоунаду, а подлинный драматизм (я не сразу уяснил, что это за персонаж в шапке, но тоже из кэролловского бестиария, по программке он - Шляпник), а также трогательного Георгия Штиля (признаться, я грешным делом думал, что он давно умер - вот его появление на сцене оказалось для меня сильным ходом).

Режиссер сам дает представлению подзаголовок: "бег по кругу", однако эта формула касается не только композиционной структуры сочинения, она имеет прямое отношение и к, с позволения сказать, сюжету. В первой части Кролик, выступающий на правах руководителя, начальника и чуть ли не пародийного диктатора с красной повязкой на руке (типа "дружинника", только без надписей и без символов), церемониймейстера-распорядителя подавленных воспоминаний, где давно уже распрощались с мыслями о чуде и мечтают лишь вырваться из подвала-застенка чужого подсознания, хочет заставить всех бежать по кругу - налицо излюбленная Могучим тема тоталитарного ада, приложимая им к любого рода фабуле, начиная с "Принцессы Турандот", не трогая уже лишний раз, будь он неладен, злосчастный "Цирко амбуланте". Сознание героини движется из настоящего в прошлое, к сугубо частным переживаниям, сквозь мрачную фантасмагорическую историко-социально-политическую аллегорию с очевидной обратной проекцией из прошлого в настоящее. Лирико-ностальгические интонации личных воспоминаний в таком контексте, во-первых, провоцируют скептическое к ним отношение вместо предполагаемого интимно-доверительного, а во-вторых, прямо и грубо говоря, отдают шизофренией - как, впрочем, и всякая сегодняшняя ностальгия, из модной тенденции ставшая уже главным содержанием и художественной, и социальной реальности. Насколько такой парадокс для Могучего осмыслен, или же он возникает от элементарной непродуманности, недоработки по части драматургии (опять же - скорее всего именно так), а может, допускаю, сработали мои индивидуальные предубеждения - но в замысле спектакля для меня определенно не сходятся концы с концами, и вместо заявленного "бега по кругу" получается шатание из стороны в сторону, из натужной интимной лирики - в плоский сатирический памфлет. Если только не считать того, что творчество Могучего давно уже - именно что бег по кругу ретро-футуристической антиутопии, бесконечное цирко амбуланте.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments