Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

Category:

"Когда гора сменила свой наряд", "Руртриеннале" и театр "Кармина Словеника", реж. Хайнер Геббельс

Посмотрел и успокоился, а то была мысль пойти в первый день, чтобы, если "Когда гора сменила свой наряд" окажется таким же шедевром, как "Вещь Штифтера", оставалась возможность прибежать еще раз. Но этот спектакль, наверное, достаточно увидеть и услышать однажды, а вот "Вещь Штифтера" я бы пересмотрел, такое сильное впечатление она на меня произвела два года назад:

http://users.livejournal.com/_arlekin_/2519351.html


Среди авторов текстовых фрагментов, использованных в "Горе", есть и Адальберт Штифтер, а вообще разброс источников широкий, от Руссо до Роб-Грийе и от Гертруды Стайн до Марины Абрамович. Тексты, соответственно, неровные - некоторые любопытны, парадоксальны, другие напоминают характерную для современной западно-европейской драматургии графоманскую галиматью, с какой все чаще доводится сталкиваться (взять для примера "Феи" Шено-Бобэ или "Дыхание" МакДональда-Митчелл). Фишка же в том, что вложены эти философические суждения в уста девочек-подростков. Три дюжины участниц вокального театра "Кармина словеника" из города Марибор (младшей - 13, старшим - 20) в основном, конечно, поют, перемежая академическую манеру с фольклорной и авангардистской - в название как раз вынесена фольклорная поэтическая формула. По структуре же спектакль напомнил мне последнюю, 4-ю часть балетного опуса Уильяма Форсайта "Impressing the czar" - "Mr. Pnut Goes to the Big Top":

http://users.livejournal.com/_arlekin_/1368114.html

В начале девочки-припевочки, подобно босховским или метерлинковским слепым, толпой пересекают по диагонали сцену, натыкаясь на разбросанные стулья. Затем стулья выстраиваются вряд вдоль рампы и девочки на них сидят, пристально вглядываясь в зал. А дальше возникает подиум в виде искусственного газона и экран-задник с меняющимися картинками - наивными пейзажами, один из которых показался мне сходным с зелеными зарослями на полотнах Таможенника Руссо. В качестве "затравки" Геббельс использует фразу из своего другого, давнего спектакля (я его не видел, естественно): «О чём мечтают юные девушки? – О ноже и крови». Потом оказывается, что девочки мечтают о многом, и, главное, о многом думают (мыслями вышеперечисленных авторов) - о богатых и бедных, о ядерной бомбе. Постановка, стало быть, о взрослении, о вхождении подростков в мир, а также, на более обобщенном уровне, о цикличности природного бытия и человеческого существования. Но если в "Вещи Штифтера" при полном отсутствии на сцене живых людей действо увлекало и захватывало, то "Когда гора сменила свой наряд" воспринимается в большей степени рационально, и, сказать по правде, не без некоторого усилия воли, потому что при всей изощренности композиционной и ритмической структуры, при отточенности многих мизансцен (замечательный момент, когда одна из героинь ведет диалог с выстроенным "треугольником" хором), при интеллектуальной насыщенности, при огромной, наконец, толпе на сцене, представление местами попросту скучное, тягостно-унылое. И даже самый эффектный режиссерский ход, где сарказма явно больше, чем умиления - девочки потрошат мягкие игрушки, до того разбросанные по "газону", и делают из ваты-начинки что-то вроде "облачков" на ниточках - всерьез не задевает. И более того - остается ощущение, что режиссеру здесь важно было любом образом и по максимуму задействовать вокальный ансамбль юных исполнительниц, а все остальные элементы замысла, от темы до технологии - носят прикладной характер.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments