Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

"Летучий голландец" Р.Вагнера, Екатеринбург, реж. Пол Каррен, дир. Михаэль Гюттлер

Хотя корабли, а заодно и земные постройки представлены двумя конструкциями под ржавую рифленую жесть, а девушки вместо прялок работают на зингеровских швейных машинках, по теперешним понятиям постановка Пола Каррена "традиционная" и почти "классическая" - отчего первый акт показался мне довольно скучным, несмотря на классный оркестр, достойных вокалистов и в целом хорошее музыкальное качество. Гюттлер год назад уже выступал с Екатеринбургской оперой в Москве, тогда привозили "Бориса Годунова" Тителя, которого я видел и слышал еще непосредственно в Екатеринбурге, но пошел еще раз:

http://users.livejournal.com/_arlekin_/2793902.html

А с тех пор Михаэль Гюттлер еще и успел продижирировать концертным исполнением "Жанны д'Арк" Верди в "Новой опере", причем вердиевской шарманке тоже пытался придать вагнеровской мощи и драматизма:

http://users.livejournal.com/_arlekin_/3014498.html

В общем, дирижер - молодец, Александр Краснов в главной мужской партии, при некоторых огрехах в самом нижнем регистре, звучал убедительно, и все-таки самоустраненность режиссера меня поначалу смущала: развернутое оркестровое вступление постановщик вовсе никак не обыграл, оркестранты трудились при опущенном занавесе, из-за которого слегка прорывались клубы дыма, морякам режиссер лишь предложил обняться за плечи, чтоб немного поплясать (и потом снова, малость поживее и разнообразнее - в 3-м акте), и художник по костюмам, дальше кожаных плащей ни о чем не думавший, тоже не перенапрягался. После антракта стало интереснее, потому что в центре внимания оказалась Сента - а она в данном конкретном спектакле, пожалуй, образ самый трагический. Девушка мечтала о морях и кораллах, на стене швейной мастерской - картинки с портретами воображаемого загадочного возлюбленного, и на тебе: приходит отец, говорит - выходи замуж. Она, конечно, согласна, но картинки со стены срывает - то были мечты, а реальность взяла свое.

Спектакль получается не о конфликте мужского и женского, не о несовместимости временного и вечного (как это преподносил в своем шедевральном опусе Петер Конвичный), но о столкновении реальности с мечтой, которого, эта мечта, не выдерживает. В финале Сента бросается с высоты, а ее жертва каким-то чудом (вот тут я, честно сказать, до конца не разобрался, но на то оно и чудо, видимо) дарует вечному скитальцу земную жизнь, и он уносит тело девушки на руках к видеоинсталляции на заднике, имитирующей рассвет над морем, сквозь раскачивающуюся толпу хористов. Концовка не вполне логичная (герою ведь другое предначертано вроде бы), да и малость вульгарная в визуальном плане. И в целом постапокалиптический антураж, ангары и ящики из ржавого металла (художник Гэрри Маккан) давно приелся - что ходить за примером, если в прошлогоднем "Борисе Годунове", при другом режиссере и другом художнике, картинка была слишком похожая. С другой стороны, перегруженное пустопорожними эффектами мультимедийное шоу, каковым был прошлогодний "Летучий голландец" в постановке Василия Бархатова - тоже не вариант, при том что и у Бархатова по-своему акцентировалась женская драма:

http://users.livejournal.com/_arlekin_/2762049.html

А у Каррена-Гюттлера хотя бы особый статус героини адекватно поддержан музыкальным уровнем его воплощения - Ирина Риндзунер, пусть недостаточно юная для роли девицы на выданье, оказалась таким вагнеровским сопрано, каких услышишь нечасто.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments