Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

Categories:

а счастье было: "Гамлет" в Большом, хор. Раду Поклитару, реж. Деклан Доннеллан

Еще десять лет в репертуаре Большого должен был появиться балет "Гамлет" - но совсем другой, на современную музыку и в постановке Кристофера Уилдона. Что там у Уилдона не задалось, сейчас, наверное, он и сам не вспомнил бы, но в результате вместо полнометражного сюжетного балета возникла невнятная одноактовка, включенная в программу современной американской хореографии и вскоре бесславно исчезнувшая из афиши:

http://users.livejournal.com/_arlekin_/819368.html

Нынешний "Гамлет" вынашивался около четырех лет и до премьеры дошел-таки в изначально замысленном формате двухактного сюжетного балета. Как и "Укрощение строптивой" Майо, поставлен "Гамлет" Поклитару-Доннеллана на музыку Шостаковича, но если Майо набирал фрагменты из разномастных сочинений, от Камерной симфонии памяти жертв фашизма до Сюиты для эстрадного оркестра, то Поклитару с Доннеланном отталкивались от двух опусов крупной формы: музыка первого акта - 5-я симфония, второго - 15-я, правда, последняя сильно урезана за счет отсутствующей первой части.

Зато в отличие от своих постановок на балетную музыку Чайковского, где хрестоматийные сюжеты подвергались, как бы выразиться дипломатично, радикальному переосмыслению, "Гамлет" Поклитару, при всех потерях (сюжетных, характерологических, концептуальных) по отношению к первоисточнику следует шекспировской драматургии даже чересчур строго, моментами превращаясь в куцую иллюстрацию. Впрочем, своего рода "пролог", где разыграна в лицах внесценическая предыстория сюжета, занимает в спектакле немалое место. Действие открывается сценой праздника, дня рождения, где все еще живы, все, все, все, начиная со старшего Гамлета-короля, заканчивая "бедным", но здесь совсем не бедным, а напротив, очень веселым Йориком в парике и с зонтиком; и дядя Клавдий еще играет с маленьким Гамлетом, задувающим свечки на именинном торте, а Гамлет, в свою очередь, дружит с девочкой Офелией и мальчиком Лаэртом. Но дальнейшее - прямо по тексту, только в темпе, на скорую руку.

Донеллан с Ормеродом приучили к минималистскому антуражу, а в "Гамлете" Большого декорация обозначает парадную залу и другие подходящие случаю дворцовые интерьеры. Костюмы на артистах как бы "исторические", но отсылают не к Ренессансу и тем более не к средневековью, а скорее к 19-му веку, возможно, что и к началу 20-го. Эльсинор телефонизирован - дворцовая бюрократия за аппаратами с трубками, словно расплодившиеся и вконец измельчавшие озрики (самого Озрика как отдельно взятого действующего лица в либретто не предусмотрено, равно и Розенкранца с Гильденстерном, и Горацио, и многих других). Призрак вкладывает в руки принца револьвер, из которого тот начинает палить в Клавдия, вернее в Клавдиев, потому что дядя-убийца предстает целой толпой двойников-клонов, как впоследствии и другие персонажи, вплоть до Офелии. Толпа спецназовцев-фортинбрасовцев в камфуляже и с калашами возникает под занавес. Наконец, самое броское и самое спорное решение из обихода современной режиссуры - "Мышеловка": стилизация под немое кино, в смысле, это и есть кино - у Гамлета под рукой, помимо пистолета, в наличии еще и камера, так что принцу не составляет труда снять разоблачительный игровой фильм, который в течение пары минут демонстрируется на видеопроекции, с субтитрами из шекспировских строк. Видеопроекция, ставшая естественным элементом драмы в цивилизованном мире, на московских сценах приживается не без труда - а что уж говорить про балет, где пусть недолго, пару минут, но все-таки некоторое время весь ансамбль танцовщиков сидит неподвижно, а на экране крутится под музыку Шостаковича (начинавшего карьеру, как известно, тапером в синематографе) черно-белая немая фильма. А кроме того, сцена отравления за короткий срок фактически разыгрывается дважды - сначала как видение Гамлета и рассказ Призрака, а затем повторяется в фильме "Мышеловка". И при спрессованности сюжета, от которого остался лишь каркас, хуже чем от зонтика бедного Йорика, это очевидное излишество вызывает некоторое недоумение.

Заметная проблема спектакля, которой, по-моему, обусловлены многие частные, мелкие недоработки и откровенно неудачные фантазии - перенасыщенный событийный ряд и жестко ограничивающий рамки действия объем музыкального материала. 15-я симфония Шостаковича довольно длинная, но если убрать первую часть - всего-ничего; а 5-я - в принципе намного короче, но в первый акт, помимо всего, что случилось у Шекспира до убийства Полония и высылки Гамлета, упиханы еще и события предыстории, радости праздников детства, счастливая любовь принца и Офелии... Сергей Филин про "Гамлета" говорит, что это "спектакль, над которым зритель не будет смеяться", однако, хотя в истории принца Датского смешного и впрямь мало, некоторые эпизоды все-таки явственно отдают пародией, особенно агония отравленного Гамлета-старшего в пижаме и бесплодные попытки кордебалета в белых халатах откачать умирающего короля. Или те же спецназовцы. Прямолинейность, мягко говоря, многих режиссерских и хореографических решений иной раз изумляет своей бесхитростностью, если не бесстыдством: взять хотя бы портал ярко-белого света в дыму, куда удаляется убитый Гамлет-старший и откуда опять появляется Призраком, туда же потом отправляются и новые покойники - ну очень лобовой ход. С другой стороны, придумка с двойниками, с кордебалетом, воплощающим в разных эпизодах "размножившегося" Клавдия и других персонажей - внешне эффектный, но мало что добавляет содержательно. Вообще для спектакля, где помимо хореографа трудился режиссер, специализирующийся преимущественно на драматическом, и прежде всего шекспировском театре, многого постановке не хватает. Линия Гамлет-Офелия придумана очень поверхностно. Гораздо интереснее линия Гамлет-Гертруда (Анна Балукова) - пожалуй, единственный из микро-сюжетов, выстроенный в этом "Гамлете" как сквозной и последовательно проведенный через все действие от первого до финального эпизода.

Из трех составов условно "первый" - тот, где Гамлет - Денис Савин. Так получилось, что в других спектаклях я Савина видел мало, меньше, чем Овчаренко и Лантратова (они теперь тоже Гамлеты), и мне он был вдвойне интересен. Несмотря на то, что заглавная партия, по совести сказать, небогата на хореографические откровения (как и постановка в целом, если уж совсем честно), Савин-Гамлет по-своему хорош, и даже если б он не бегал с чемоданом по мостку над оркестровой ямой через зал и обратно, в этом Гамлете ощущается сопричастность и дню сегодняшнему, и вневременным, универсальным проблемам - хотя все, конечно, очень условно, абстрактно и прорисовано (постановщиком, я имею в виду) довольно слабо. Наряду с молодыми звездами участвуют артисты старшего поколения, давно уступившие главные партии юной смене - здесь им нашлось достойное применение: Виктор Барыкин выступает в роли Короля, Александр Петухов - Полония, и у него совсем короткий, едва обозначенный, но пластически занятный дуэт Полония и Лаэрта (замечательный Игорь Цвирко успевает в небольшой партии создать полноценный образ юноши не семи пядей во лбу, импульсивного, но искреннего). Особая, хотя и небесспорная, функция в драматургии балета - у Йорика. Мелькнув в прологе, покрутив маленького Гамлета-именинника, зацепив его зонтиком на шею, Йорик во втором акте появится еще дважды в сцене на кладбище, когда могильщики в джинсовых комбинезонах вытащат из люка в сцене черепушку, и ближе к развязке, чтоб снова зонтиком. Что особенно забавно - тело Йорика истлело до состояния обглоданного скелета, но вот его цветной зонтик лишь слегка запачкался в земле и продырявился. Но коль скоро "воскресший" Йорик (Денис Медведев, несомненно, обаятелен, имидж персонажа тоже найден удачный: не придворный шут, а скорее цирковой артист, мим, клоун) - это призрак, видение Гамлета ("настоящий" - просто череп), то и зонтик у него целый, а не сгнивший в могиле вместе с телом, так что опять есть чем зацепить уже взрослого принца за шею и покрутить, как в счастливом детстве, прежде чем отравленная сталь достигнет своего назначения, Гамлет вслед за остальными отправится в сияющий задымленный портал за задником, а на авансцену выйдут парни в черных беретах с автоматами наперевес.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments