Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

Дэвид Хансен, "Musica viva", дир. Георгий Петру в КЗЧ: Гендель, Бонончини, Моцарт, Перселл

Контртенора Хансена много рекламировали, но судя по наплыву старух-льготниц, никогда не слышавших прежде не только имени певца, но и вообще ни одного контртенора, аншлаг в результате создавался именно за счет собесовских бабок. Впрочем, наряду с малолетними девочками и недополучающими секса в замужестве тетками средних лет именно старухи - целевая аудитория Хансена, если судить по его имиджу и сценическому поведению: замашки бывалого попсовика у относительно молодого оперного певца коробят сильнее любых певческих огрехов. Оркестр "Musica viva" у Георгия Петру звучал не слишком интересно, но терпимо - и Гендель в первом отделении (Увертюра к "Юлию Цезарю в Египте", кончерто гроссо Фа-мажор № 4), и Моцарт (увертюра к "Свадьбе Фигаро", балетная музыка из "Идоменея") во втором. Сам Хансен в барочном разделе пел также Генделя, а еще Бонончини. И с первой же арии Цезаря "включил" такой цирк, какой был бы уместен в лучшем случае на бисах: игровой номер, построенный в дуэте с солирующей в оркестре скрипкой, был преподнесен так, что музыка отошла совсем на второй план, при том что вокал певец демонстрировал не самый аккуратный, где-то проступали хрипы, где-то срывались верхние ноты. В арии Гуатьеро из "Гризельды" Бонончини солист, наоборот, старательно изображал "сладость" голоса, сахарную до тошноты, при том что тембру Хансена не хватает подлинной нежности и в результате выходит все очень приблизительно, сомнительно. Вкуса и чувства меры Хансену явно не хватает. Хотя первое отделение он завершил удачно и арию Сигизмондо из "Армины" Генделя исполнил весьма эффектно, но почти без парамузыкальных выкрутасов, по счастью. Ариетта и ария Керубино во втором отделении получились совсем необаятельными, неизящными, лишенными живости и простоты, какими-то вымученными. Ария Секста из "Милосердия Тита" получше. Голос-то у Хансена действительно есть, не сильный, но приемлемый, и с колоратурой дела обстоят неплохо, но такое ощущение, что сам певец уверен в своих вокальных возможностях меньше, чем в неотразимости своих голубых (прям-таки синих - линзы, что ли?) глаз, щетины на загорелой мордашке и прочих заманок для целевой аудитории. Зато для первого из двух бисов (с церемонными поклонами, приторными улыбочками и т.д.) выбрал ни много ни мало арию Дидоны из "Дидоны и Энея" Перселла, которая далась ему с трудом, да и вообще при чем тут контртенор, если это чисто женский репертуар?
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment