Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

"Темный камень" А.Конэхеро в МХТ, реж. Пабло Мессиес

Из пьес, представленных в испанской серии проекта "впервые на русском", "Темный камень" - самая традиционная и по тематике, и по структуре: обычная драма на двух актеров, в миллионный раз отсылающая к временам гражданской войны, весьма схематичная, но добротно сделанная по давно отработанным правилам. Герои пьесы - заключенный и охранник, оба молодые парни, не столько из идейных соображений, сколько волею обстоятельств оказавшиеся по разные стороны баррикад. Некоторую пикантность ситуации придает то конкретное обстоятельство, что избитый и обреченный узник - последний возлюбленный Федерико Гарсиа Лорки. Самого Лорки к описанному моменту уже нет в живых, он убит франкистами. Герою предстоит разделить его участь, и в последние часы он обращается к охраннику с просьбой - навестить кое-кого, спасти кое-какие бумаги.

Легко предположить, что взаимоотношения персонажей будут развиваться примерно в том же направлении, как в "Поцелуе женщины-паука" Мануэля Пуига - но для этого "Темный камень" сочинение слишком куцее, дело заканчивается просто и предсказуемо, заключенного уводят на расстрел, а для охранника этот момент становится, видимо, переломным в его мировоззрении, ну или может стать. Хотя в этой простоте тоже есть своя сила. Проявляется она прежде всего в актерской работе Алексея Варущенко. Георгий Ковалев играет охранника очень искренне, но ему заметно не хватает профессионального опыта. Варущенко тоже сравнительно недавно работает в МХТ, но я уже видел его в "Кролике Эдварде", в "Деревне дураков" - все это, допустим, не самые выдающиеся спектакли, и роли у него там не главные, хотя и яркие; еще у Варущенко немало вводов, но те спектакли я смотрел давно и с другими составами. В "Темном камне" же у Алексея практически бенефис, пускай и в дуэтной пьесе. Персонаж, который драматургом написан несложным, вынужденный озвучивать расхожие, давным-давно навязшие в зубах клише, здесь оказывается мощным и убедительным, хотя, в силу специфики пьесы, и слишком "театральным": сугубо традиционная, подстать материалу, режиссура позволяет, с одной стороны, выстроить роль через движение души героя, от отчаяния и агрессии - к доверию и примирению (отчаяние и агрессия в результате передаются от узника охраннику, но это уже вторая история, не столь разработанная в спектакле), с другой, ограничивают возможности исполнителя приемами классического драматического театра, хотя, казалось бы, где, как ни в экспериментальном проекте (и поначалу, когда осваивались французские пьесы, так оно и было), артист, не в полную силу востребованный в основном репертуаре, мог бы проявить себя с неожиданной стороны?
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments