Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

Андреас Шолль в БЗК, "Мusica viva" и Александр Рудин

Меня предупреждали, что Шолль уже не тот, что старый, но вообще-то он не такой уж старый, если сравнивать, например, с Фурланетто - вот Фурланетто старый, и тем не менее год назад, при небольших вокальных огрехах, он просто поразил и восхитил исполнением "Зимнего пути" Шуберта. Понятно, что у контртенора старость наступает раньше, а может, Шолль был еще и простужен - покашливание в первом отделении о том свидетельствует, но от этого не легче. По счастью хотя бы оркестр Рудина оказался неплох (не считая жутко фальшивого гобоя - сколь ни сложно управляться с барочным гобоем, а до такого позора опускаться нельзя, тем более, что специально пригласили какого-то француза, а он и подгадил) - открыли концерт увертюрой-сюитой Телемана ми минор и сыграли ее на редкость душевно; второе отделение начали с Concerto grosso № 6 соль минор Генделя - тоже хорошо.

Я-то до последнего момента собирался идти в другое место, на важный для меня спектакль, которого теперь до конца сезона не будет. Но сначала один человек, потом другой нарассказывали про Шолля, что это выдающийся певец, один из лучших контртеноров 20-21 века - и меня, по обыкновению, переклинило. Нет, послушать стоило, наверное. Вкус, школа, опыт - этого у Андреаса Шолля не отнять, плюс личное, и не просто человеческое, а неожиданное для контртенора мужское обаяние: после выступление бабье выстроилось в длиннющую, до лестницы, очередь на автограф-сессию. Но плюс к тому нужен все-таки голос - чем петь, а голоса-то нет почти, то есть до антракта вообще не было. В записях, говорят, звучит потрясающе. Услышанное в БЗК сперва совсем не потрясало, а наоборот, напрягало необходимостью сочувственно наблюдать, как вокалист с боем берет почти каждую ноту, любая фраза дается ему колоссальным физическим усилием, а после второй он вынужден откашливаться. Особенно серьезные проблемы были с переходами от регистра к регистру, при движении вниз - просто катастрофа.

Еще и программа требовала исключительной ответственности - Шолль пел две кантаты Баха. В первом отделении - «Vergnügte Ruh, beliebte Seelenlust», BWV 170, во втором - «Ich habe genug», BWV 82. Умение распределять силы заслуживает отдельного уважения - на первых частях 170-й кантаты певец практически блеял, на речитативах расслаблялся, но к четвертой-пятой, последним частям, собрал остаток сил и что-то более-менее внятное показал, однако радость за отдельную успешно взятую ноту - какая-то сомнительная, а о целостном музыкальном образе говорить не приходилось. Но сэкономленные силы в 82-й кантате расходовал уже более щедро, включая речитативы, оттого она вышла ровной и, можно сказать, удачной, пусть и не блестящей. Ресурсов хватило и аж на два биса, тоже баховских - "Agnus Dei" из Мессы си минор и шлягерную альтовую арию "О, сжалься!" из "Страстей по Матфею", так что в целом, можно сказать, концерт завершился достойно.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments