Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

Categories:

cantus firmus: "Нимфоманка" реж. Ларс фон Триер, полная версия ("2morrow")

В свой день рождения продвинутый кинокритик Антон Долин, попутно рекламируя дополненное переиздание собственного сочинения книжки про Триера, лишний раз оговорил, насколько полная версия "Нимфоманки" содержательнее "продюсерской", предназначенной для кинопроката. Ну что поделаешь с продвинутыми, если даже я, в свой день рождения накануне, шесть часов просидел на филиппинском фильме "От прошедшего" и, не удовольствовавшись, пришел с утра на шестичасовую "Нимфоманку"? Ну ну шести-, а пятисполовиной-, а все-таки - считай целый день. Однако если уж Лав Диаз того по-своему заслуживал, то Ларс фон Триер и подавно. И дело совсем не в пресловутой "порнографии", которой в "полной" версии, на самом деле, практически нет - несколько раз мелькнет стояк, но чтоб "члены! члены! показывают члены!", как любят наши маленькие любители искусства - на такое рассчитывать не приходится. Зато есть другое. Я обе серии прокатной "Нимфоманки" смотрел не по одному разу и не в одном кинотеатре:

http://users.livejournal.com/_arlekin_/2783250.html

И хотя с тех пор прошло время, мог оценить многое из того, что до широкого экрана не дошло. Прежде всего, как ни странно, дело касается линии, связанной с отцом Джо, которого играет Кристиан Слейтер - и эпизодов из детства, и особенно четвертой главы "Делириум", где он умирает. Глава эта еще и черно-белая, чем выбивается очень резко из общего ряда по картинке, но изображение, равно как и "пронзительный психологизм" тут не самое интересное. На мой взгляд важнее, как много времени в оригинальном фильме уделено общению отца с дочерью, и прежде всего на темы... ботанические. Столько сказано о листьях, о деревьях - вроде бы метафорической ерунды. Но этот мотив не только расширяет контекст, в котором разворачивается эротическая эпопея героини, он уточняет одну из сквозных тем: биологические закономерности, которые у Триера по ходу ночного разговора двух главных героев, Джо и Зелигмана, прослеживаются в флоре, фауне и человеческой жизни. А Зелигман, как полагается неверующему еврею-интеллектуалу, к тому же девственнику, еще и приплетает при каждом удобном случае психологию, социологию, политологию, религию, культуру, искусство - живопись, литературу, музыку, ну только что не архитектуру.

Собственно, на этом контрапункте - попытках Зелигмана рационально, через культурологические ассоциации, осмыслить абсолютно (нарочито, до абсурда) иррациональную сексуальность Джо, и строится вся драматургия "Нимфоманки". Оттого, помимо ритма (категории более эфемерной), такое значение имеют дополнительные ассоциации, которых в прокатном варианте не хватало, несмотря на то, что к сюжету они прямого отношения как бы не имеют. Поэтому если на сеансе "От прошедшего" на протяжении тех же пяти с половиной часов приходилось себя заставлять, хоть фильм и достойный, но процесс отчасти был мучительным, то на "Нимфоманке" я за первую серию ни разу не успел достать мобильник и время посмотреть, настолько оно незаметно пролетело.

Если же говорить конкретнее, то самые бросающиеся в глаза дополнения к полной версии из тех, что отсутствовали в прокатной, обнаруживаются в сцене, где Джо идет в гостиницу потрахаться с негром, не говорящим по-английски, а тот приводит брата, и братья-негры собираются ебать героиню в два черных хуя, но вместо этого, что-то не поделив, начинают ссориться, ругаться, выяснять отношение, тряся своими черными членами перед носом у недоумевающей Джо, которая (как и зритель) ни слова не может разобрать из африканского диалекта, на котором негры собачатся. Хуи были и в прокате, только там их не совали в Джо - это мало того, что безумно смешно, но еще и придает дополнительный комичность меланхолическому педантизму "садиста" (подчеркнуто северно-европейской внешности, блондина с прямым носом) в исполнении Джейми Белла из следующей главы фильма. Плюс к тому - натуралистически показанный "самодельный" аборт - некоторым просвещенным девицам в зале делалось прям-таки нехорошо, когда героиня засовывала в себя гнутые спицы и вытаскивала крючком "червячка".

Но без "добавок" обойтись, конечно, можно - я еще когда первый раз смотрел "прокатную", "урезанную" версию, предположил, что сократи "Нимфоманку" еще раза в два, в три - все равно останется больше, чем в любом обыкновенном "хорошем" фильме. Потому что Триер во-первых, не пытается никому навязать некую готовую структуру (как всякий выдающийся художник, он провокатор, а не манипулятор, и по большому счету, разница между провокацией и манипуляцией - и есть разница между искусством и неискусством, грубо сказать, между Балабановым и Хотиненко, между Триером и Спилбергом), а во-вторых, он не высасывает из пальца концепцию, не выстраивает скрупулезно, продумывая детали, композицию. Как героиня фильма, выбрасывая кубик из чашки, определяет себе следующего сексуального партнера, так и Триер - будто бы случайно, но безошибочно - рассыпает по условному "монтажному столу" рассуждения о рыбалке, листьях деревьев, числах Фибоначчи, православной иконографии, ну и о сексе тоже, после чего достаточно одного взгляда гения, чтоб в этом хаосе обнаружился порядок. А дальше гению становится неинтересно и он простым движением руки сметает все это со стола, и иррациональное начало не то чтоб торжествует, а просто возвращает структурированное на время мыслью художника бытие в его исходное состояние.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments