Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

"Алилуйя" реж. Фабрис дю Вальц ("2morrow")

Глория работает в морге и одна воспитывает маленькую дочь, а мужа вымарала не только из памяти, но даже из семейных альбомов ножом выскребла его физиономию. Однажды в клубе она знакомится с "мужчиной своей мечты", но вскоре тот, попросив денег в долг на поддержание бизнеса, исчезает. Глория его разыскивает, понимает, что она у него не одна такая, но вместо обиды предлагает сотрудничество: вместе обирать богатых баб, он их будет окучивать, а она - помогать под видом сестры. И вот сплавив ребенка на попечение посторонним, Глория со спутником пускаются во все тяжкие. Только Глория постоянно ревнует и не может спокойно смотреть, как "мужчина ее мечты" обихаживает других теток. Для последних это всякий раз заканчивается печальным, прям-таки летальным исходом. А напарник, всякий раз ужасаясь, выходки Глории терпит.

Тут, конечно, что-то есть и от "Диких сердцем", и от "Прирожденных убийц", но много чего помимо. Завязка-то, фабула, конфликт - все в основе слишком банально, а бельгийскому режиссеру хотелось пооригинальничать, и он для каждого поворота припасает какую-нибудь новую формальную фишку. То разделывая очередную жертву, Глория выступает, не отходя от трупа, с сольным вокальным номером - и тогда криминальная мелодрама превращается в мюзикл, но только на один раз, а в другой раз градус абсурда приближает ее к комедии, и неслучайно на фестивале оно показывается в рамках программы "Horror/Humor". Вообще "Алилуйя" - кино, разумеется, насквозь ироничное. Особенно это касается даже не главной героини, а мужского персонажа. Его "фрейдистская" предыстория о том, что прежде, чем он сбежал в 16 лет из дома и, работая на стройке, получил травму головы, мать отправляла его подростком спать в туалет, когда принимала в кровати мужиков, а при нехватке оных брала его к себе в постель с той же целью, поэтому он вырос, с одной стороны, таким умелым дамским угодником, а с другой, столь зависимым от сильной женщины (это как бы объясняет его своеобразную привязанность к безумной Глории) - понятно, курам на смех, шутка, фейк. Но для фейка - не так уж плохо придумано. Плюс к фрейдистским коннотациям предлагаются и киноманские: герой - поклонник Хэмфри Богарта и с Глорией они ходят смотреть его фильмы, причем подчеркивается, что Богарт был тяжело болен и старался на экране этого не показывать. А еще парень-то - колдун-любитель, и вместе с Глорией они по ходу время от времени проводят некие магические обряды.

Где и какую травму получила Глория, на какой стройке, в чьей постели - неизвестно, возможно, муж ее, чьи фото она выцарапала из альбома, действительно был подонком, но очевидно, что такое соединение нездоровой самоотверженности (добровольно и небескорыстно отдает своего мужчину другим женщинам, да не одной) с абсолютно патологической ревностью (первую старуху, на которой герой уже успел жениться, Глория душит; вторую, руководительницу христианского благотворительного фонда, забивает на смерть ботинком; третью женщину, довольно молодую, заставляет своего сожителя зарубить топором - и тому деваться некуда, рубит) - тоже гротеск. Вместе с тем титр в финале сообщает, что в основе - имевшая место в действительности история двух реальных людей. И то сказать - чего не бывает на свете, и в том, что баба-убийца, расчленяя труп жертвы, поет любимую песню под звучащую за кадром минусовку, тоже, по большому счету, ничего экстраординарного нет.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments