Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

оркестр Симона Боливара во Дворце каталонской музыки, дир. Густаво Дудамель: Орбон, Малер


В театре Лисеу, который практически за углом от гостиницы, за все дни, что я провел в Барселоне, как назло ни шел ни один спектакль, ну просто зло берет, был какой-то концерт, но меня он совершенно не заинтересовал. Зато очень заинтересовали гастроли Венесуэльского оркестра Густаво Дудамеля, который приезжал в Москву с двумя программами и на обе я ходил:

http://users.livejournal.com/_arlekin_/1753769.html
и
http://users.livejournal.com/_arlekin_/1754813.html

Но если меня не ввели в заблуждение, в Барселоне нет такой практики, как в Париже, чтоб можно было перед началом мероприятия за 5 евро билет купить. Цены же на Дудамеля начиналсь от 32 евро и доходили до 160 - неплохо для коллектива из боливарианской республики, которая из последних сил строит социализм (на что нынешний, новый президент Венесуэлы аккурат в эти самые дни приезжал в Москву просить у Путина денег за бескорыстную любовь к России, ну и на борьбу с американским империализмом тоже, не без того). Я попробовал написать в пресс-службу Дворца каталонской музыки, где проходил концерт и который сам выступал организатором гастролей - безответно. Тогда накануне я пришел сам и со служебки позвонил главе пресс-службы - девушка Нурия Каралпс со мной поговорила любезно и попросила написать на ее прямой адрес. Я написал, и тоже не получил ответа. Все-таки перед вторым концертом я пришел опять, и несмотря на отсутствие Нурии ввиду субботы - ей позвонил на мобильник один из сотрудников с поста рецепции - мне дали билет в партер, вернее, во второй ряд амфитеатра, что даже лучше. Вообще я и по Мадриду сделал вывод, и барселонский опыт то же подтвердил, что в Испании, или вот в Каталонии, как нигде отсутствует заорганизованность, бюрократия - вероятно, из-за этого могут возникать свои проблемы, но многие другие проблемы решаются гораздо быстрее, чем если бы в тех же самых процедурах возникла надобность в какой-нибудь Франции (об этом я тоже теперь на собственной опыте могу судить).

Самое в этом "приключении" поразительное, что я начал день с больницы Святого Павла, а закончил во Дворце каталонской музыки - а это два главных творения Думенека-и-Мунтане. Понятно, что концертный зал еще пышнее, чем госпиталь, но в этом пышности все же есть стиль (которого, признаться, я не нахожу в Гауди, по крайней мере, не в той мере, какую ему приписывают), и дворец заслуживает, чтоб его посетить хотя бы как музей - что и происходит, бывают же экскурсионные туры. Причем если в других подобных местах вся торжественность уходит на убранство вестибюля, фойе, лестниц, то здесь, хотя покрытые эмалью фонари и балюстрады в лестничных пролетах тоже восхитительны, основные красоты - непосредственно в зале, и в том числе прямо на сцене - задняя стена сравнительно небольшой площадки изумительно отделана керамической мозаикой, скульптурами и колоннами. Про потолок и говорить нечего, позади бенуаров - витражи и пилястры, опять-таки украшенные мозаикой, наверху - модерновые люстры, с портала свешиваются мраморные всадники на конях... Но люстры - на колоннах по бокам балкона, а вместо центральной люстры классических залов у Думенека - феерический, как бы разноцветной "каплей" нависающей над партером выпуклый витраж, искусственно подсвеченный изнутри. Не все пространство, увы, получилось увидеть - по случаю столь престижного культурного события одна известная фирма проводила свой собственный сабантуй, как это нередко теперь бывает и в Москве (а в Америке, по моим наблюдением - так просто всякий раз, без такого ни одно художественно значимое явление не обходится). И добро б еще жрали-пили от пуза - а то шампанское с фруктами, но почти все фойе тем не менее отгородили для вип-обслуживания, из-за чего доступ к архитектурному памятнику оказался затруднен (а боливарианская республика, стоит напомнить, по-прежнему строит социализм с нечеловеческим лицом мертвого Уго Чавеса).

За прошедшие с московских гастролей - мне казалось, совсем недавних, а уж больше четырех лет минуло! - Дудамель заматерел, раскабанел, будку наел раза в полтора больше против той, что была в Москве, но не утерял живости и обаяния, которое передается всему оркестру - увы, на мой взгляд, зачастую в ущерб собственно музыкальности. Программа зато, мягко говоря, контрастная. В первом отделении исполняли триптих некоего Хулиана Орбана "Tres Versiones Sinfonicas". В принципе, если покопаться в интернете, как я сделал после концерта, о композиторе можно найти некоторые сведения. И в частности, что родился он в Испании, но после гражданской войны переехал с отцом (мать рано умерла) на Кубу. К Венесуэле автор тоже имеет отношение - именно исполненный в программе опус получил в Каракасе премию на Первом фестивале латиноамериканской музыки в 1954-м году, о чем указано в программке. О чем не указано - так это что с кастровской Кубы Орбон бежал, и не в почти столь же прогрессивную Венесуэлу отнюдь, а в прогнившие бездуховные Штаты, где его еще юношей в середине 1940-х привечали Копленд и Бернстайн - первый, возможно, даже за талант, тем более, что Копленд от Орбона сам недалеко ушел (Бернстайн, впрочем, тоже). Не зная всего этого, триптих я слушал с ощущением, что это голливудская киномузыка из приключенческих лент с участием Джона Уэйна про индейцев и ковбоев (почитав потом про автора в интернете, самодовольно подивился такой проницательности). Первая часть, "Павана" - построена на испано-латиноамериканских мотивах, но состоит из разноплановых самостоятельных эпизодов и особенно сильно смахивает на саундтрек. Вторая, "ОргАн" ("Органум" по латыни) - более медитативная, хотя об отрешенности в исполнении венесуэльского оркестра Симона Боливара не может быть и речи. Третья, "Ксилофон", сообразно названию, написана для солирующего ксилофона с оркестром и звучит совсем как сочинение для учащихся музыкальной школы - по-пионерски бодро и задиристо. Когда дудамелевские боливарианцы на бисах орут и крутят виолончели, только что не скрипки в воздух бросают и ловят - это, положим, немного коробит, но по большому счету, весело и мило. После Малера, между прочим, они еще не то устроили вместе с залом, о чем надо говорить отдельно: не знаю, что они выбрали, но явно что-то в Каталонии очень известное и любимое - на первых тактах зал взорвался овацией (а после Москвы и Парижа барселонские слушатели казались мне приличными людьми, почти не кашляли и не разговаривали, мало шуршали, на спинках стульев в центре бельэтажа прилеплены фамилии держателей абонементов, и зал переполненный, самые отважные, включая старух, стояли наверху весь вечер, но на несколько оставшихся зарезервированных мест внизу - одно из них и досталось мне по удачному стечению обстоятельств - не претендовали даже после антракта), и потом, едва артистичный и обаятельный Дудамель дал знак, хором подпевали, зная поголовно, кроме меня, слова; ну а если б Дудамелю пришло в голову вместо своей латиноамериканской экзотики на московских бисах сыграть "Калинку-Малинку" - наши еврейские бабки ему тоже стали бы подтягивать свое у-гу-гу? Мне хочется думать, что нет, при том что насчет еврейских бабок я никаких иллюзий не питаю. Но даже песни и пляски народов мира симпатичнее, чем академическая тягомотина с псевдонациональным колоритом. Ы случае с Хулианом Орбоном нечто подобное, только без цирка, а с напряженной "серьезностью" (венесуэльские оркестранты в принципе очень серьезно подходят к тому, что делают - надеюсь, их хотя бы не расстреливают за фальшивую ноту?) в объеме целого отделения слушать просто невыносимо. Все вместе, согласно опять-таки программке, тянет на 22 минуты, которые мне показались очень долгими. Но еще дольше, и не показались, а оказались 70 минут Пятой симфонии Малера.

Кстати, в комментариях к моим записям о московском выступлении оркестра Симона Боливара и Дудамеля есть оценка конкретно их исполнению Пятой симфонии Малера. Конечно, раз на раз не приходится и я не знаю, что подразумевал комментатор, слушавший Дудамеля несколько лет назад в США, могу говорить только о собственных свежих впечатлениях. На Орбоне меня ужасно покоробили медные - ну просто непростительно грубо работали, так что я с опаской ждал Малера. И тем не менее первое же соло трубы, с которого открывается Пятая симфония, вышло многообещающим, да и при повторном проведении темы трубач не подкачал. Но в остальном не только медные, а весь оркестр - и значит, проблема в дирижере, и не в его неумении совладать с отдельными музыкантами (Дудамель владеет оркестром безраздельно, его коллектив - единый организм, это факт), а в особенностях артистического мышления маэстро - творили то, чего я боялся даже бояться заранее: сплошные легато, ровный ритм, уверенный темп, никаких лишних цезур и фермат (да практически и нелишних тоже) - одновременно сентиментально и по-маршевому: в городском саду флейты да валторны, капельмейстеру хочется взлететь. Дудамель с ловкостью, достойной лучшего применения, из прихотливой оркестровки и замороченной композиционной структуры вытаскивает простецкие мотивчики и преподносит их с максимальной доходчивостью, превращая Малера в русско-советскую попсу, и даже не в Чайковского, а сразу в Дунаевского - товарищу Жданову после такого Малера было бы что насвистывать, выходя из филармонии. Временами, и довольно часто, казалось, что играют не Пятую симфонию, а увертюру к "Детям капитана Гранта" - причем отлично играют, нельзя не признать. С одной стороны, меня лично этакая "оптимистическая трагедия" покоробила, с другой - любопытно как вариант, и если не в чистом музыкальном, то в культурологическом плане. В самом деле - для боливарианской республики и ее оркестра-тезки декадентствующий последыш австро-немецкого романтизма едва ли ко двору, то ли дело: ка-пи-тан, ка-пи-тан, улыбнитесь! - вот это по-нашему, по венесуэльски.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments