Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

Category:

дань Каталонии (2): музей Фредерика Мареса, музей истории города, музей Пикассо, Барселонетта


Чтобы в такую погоду, какая почти все следующие дни стояла в Барселоне и вокруг нее (из девяти - два дождливых, да и то не дождь, а так, одна дождинка) заставить себя хотя бы зайти в музей, а не то что провести там некоторое время - требуется колоссальное усилие воли, но ведь для меня же святое искусство на первом месте... Поэтому прямо с утра прямой наводкой пересек Рамблу и через площадь между правительством-женералитетом Каталонии и мэрией Барселоны направился к Кафедральному собору. Ну в самом-то соборе я побывал уже накануне, а музей Фредерика Мареса тогда был закрыт, в него-то я и собирался пойти. Поначалу мне показалось, что он снова не работает - ввиду отсутствия посетителей. Публики в музее Мареса действительно нет, как я вскоре убедился - за два с лишним часа в зале, не считая смотрителей, мне попадался лишь один парень моих примерно лет. И это важное достоинство заведения - но, как ни странно, не единственное и даже не главное. Никто особо музей Мареса не продвигает и не рекомендует - а я нигде ничего подобного не видел. Скульптор Марес, умерший в 1991-м (а родившийся, на минуточку, в 1893-м!), собственным творчеством, похоже, сильно не прославился, зато на протяжении своей долгой жизни собирал... такое ощущение, что собирал он все подряд. И тем не менее коллекция организована с такой, я бы сказал, параноидальной (это комплимент, уточню на всякий случай) рациональностью, что осмотр превращается в многоступенчатый феноменологический трип. Ну то есть сначала я пришел в настоящий восторг не от фигни, которую Марес тоже коллекционировал, а от средневековой скульптуры, причем не только каталонской, но и кастильской, астурийской и т.д. В ряды на многие комнаты растянулись Богоматери, Апостолы, Распятия - начиная аж с 12-го века! Есть каменные, но в основном - деревянные, а деревянная скульптура - одно из самых интересных для меня художественных явлений. Но я больше знаю северно-европейскую готику, а из южной - итальянскую, и она на меня производила меньшее впечатление. Испанская романская и готическая скульптура (ну если задним числом каталонскую считать тоже испанской) - наоборот. Лица у статуй совсем не такие, как у фламандских или северо-французских изображений (в Германии я мало бывал и про немецкие варианты не знаю) - более округлые, что ли, и менее суровые. У многих Богоматерей глаза косят почти как на картинах позднего Пикассо - что придает им, кроме шуток, особенную трогательность, а пушкинская характеристика Натали "моя косая Мадонна" подходит к ним буквально. И еще каталонские статуи необыкновенно печальны, а уж до чего грустны апостолы Иоанны 12-13 веков - невозможно описать словами. Один, из группы "Распятие" (но центральная скульптура, собственно Распятие, отсутствует, представлены лишь боковые - Богоматерь и Иоанн) за счет выпуклых надбровных дуг, с идеально прямым носом, "романскими" (почти древнегреческими) кудряшками крашеных деревянных волос произвел на меня такое впечатление, что обойдя весь музей (а это пять этажей, хотя площади 3-го и цокольного сравнительно невелики), я к нему вернулся и еще сколько-то времени с ним побыл. Период Ренессанса меня волнует, по обыкновению, мало, барокко еще меньше, но среди изображений 16-го века я обнаружил, например, удивительного Святого Себастьяна - от стрел остались только отверстия, у еще одного тезки - в немыслимых количествах, а у того, на которого я обратил пристальное внимание - помимо грудной клетки, в середине губы и на правом крыле носа, ну будто от пирсинга! И это еще не все - сама скульптура (тоже деревянная, раскрашенная), если не считать выпирающих ребер да еще прикрывающего чресла средневекового аналога труселей, настолько достоверно передает атлетическое телосложение святого, ну совсем как у античных мраморных красавцев, тут и гладкие мускулы, и округлые (а не торчащие мослами, как у готических собратьев) коленные чашечки... Из барочных образцов я выделил для себя группу керамических Адама, Евы и Змея - благодаря последнему, вернее, последней, потому что лицо и грудь у Змея здесь - женские, и хотя, надо полагать, подразумевается, что Искуситель - гермафродит, мужские признаки отсутствуют. В подвальном этаже более ранняя мраморная скульптура и пластика прероманского периода, а выше - пресловутый "музей всего". Афишный путеводитель пеняет собирателю и дирекции музея на отсутствие структуры внутри разделов собрания - и действительно, в Музее Мареса нет попыток раскрутить те или иные конкретные объекты в качестве "хитов", "гвоздей", за счет остальных. Но мне показалось, что в этом скорее достоинство экспозиции. При максимальной плотности расположения предметов это дает поразительный эффект. Например, десятки, если не сотни разнообразнейших курительных трубок, многие еще и в изящных шелковых чехлах - можно рассматривать и каждую в отдельности, но когда обводишь взглядом целую витрину, да не одну, а несколько подряд - на самом деле поражаешься и неистощимости человеческой фантазии (а трубки удивительные - одни украшены резной слоновой костью, другие перламутром, третьи кованым металлом, и т.п. вплоть до совершенно экзотических дизайнерских находок тех времен, когда слова такого, "дизайн", еще не знали), и разнообразию культурных традиций, и богатству отдельно взятых представителей человеческой цивилизации. То же касается прочих тематических разделов - а их множество: часы, очки и бинокли, ключи, ножницы, фотоаппараты и фотографии (19-го века, конечно), папиросницы и пепельницы (вот я, между прочим, хоть и не курю, в свое время приносил пепельницы из разных заведений - где сейчас казино "Кристалл", столь любимое А.Б.Пугачевой? В помине нету! А пепельница оттуда у меня сохранилась, хоть сейчас в музей!). Отдельное помещение - библиотека хозяина-основателя с его же скульптурами - символистско-модернистского толка, неплохими, небезынтересными, но по совести сказать, произведения Мареса в сравнении не то что с деревянной готикой, но даже и с папиросницами - не самое замечательное из того, что есть в его музее. Потому что если подняться выше - там и бумажные макеты домов, и игрушечные солдатики, и настольные игры, и куклы, и даже велосипеды. А уж какие веера, и сколько - видимо-невидимо: из шелка, из перьев, невероятных конфигураций, узоров. Но что меня поразило и, не побоюсь, потрясло в музее Мареса - не роскошь собрания, но именно то, что за счет "скученности" объектов возникает ощущение исчерпывающей полноты - и полного, глубокого погружения в тему, в материал. Посмотрел на веера в Маресе - и, в принципе, ничего сверх того про веера больше никогда не узнаешь. По крайней мере, с таким ощущением я выходил, направляясь в Музей истории города по соседству.

Музей истории города располагается в Королевском дворце - естественно, бывшем. Экспонатов там мало и они не слишком впечатляющие - ну как в любом историческом музее: черепки, обломки и т.п. артефакты. Но вот пространство - примечательное. Вообще у меня с первого дня сложилось представление о Барселоне не как о городе супер-музеев (в этом смысле Мадрид-то покруче будет, один "Прадо" чего стоит), но как о пространстве, где прошлое встречается с настоящим. Вот в Париже мне так не казалось, и в Амстердаме тоже, да и в Мадриде - ничего подобного, абсолютно современный город, несмотря на славную историю и некоторое количество памятников старины. Зато что-то подобное, только еще сильнее, интенсивнее, я испытывал в Лиссабоне, с которым из всех мест, где мне доводилось бывать, Барселона обнаруживает наибольшее сходство. Ну и в Риге тоже - но Рига лично для меня имеет совершенно особое значение. Еще и поэтому, а не только из-за погоды, в барселонские музеи заходить не хочется, а предпочтительнее провести побольше времени, сидя на лавке под пальмой или глядя на море с эспланады, что я и сделал чуть позднее, проигнорировав несколько музейных заведений по пути. Но Музей городской истории все-таки заслуживает внимания - во-первых, археологическими раскопками "готического квартала" на нижних уровнях (особенно запоминаются "впечатанные" в культурный слой чаны из под вина - такой "винзавод" своего рода), по которым можно гулять довольно долго и увлеченно, во-вторых, большим готическим залом Тиннель 14-го века, а в-третьих, капеллой св. Агаты, которая, правда, оказалась закрыта на реэкспозицию, но и через решетку мне все удалось неплохо рассмотреть.

Ну и конечно, странно было бы не посетить музей Пикассо. Если в Маресе - никого, в Истории города - почти никого, то в Пикассо наплыв приличный, хотя предполагаемых очередей нет. Но с роскошью парижского музея Пикассо барселонский, конечно, сравниться не может. Здесь подробно представлен самый ранний, ученический, а вернее даже до-ученический период, пока Пикассо жил на родине, то есть первая половина 1890х годов: портреты стариков, юношеские автопортреты, зарисовки маслом на маленьких деревянных дощечках - марины, анималистика, интерьеры, бытовые сценки... Но что примечательно - мало какой художник уже на самом первом этапе деятельности, когда еще не сформировался его узнаваемый авторский почерк (а у Пикассо к тому же таких "почерков" на протяжении жизни будут десятки), отличается заметным своеобразием. К примеру, я видел в Осло ранние работы Мунка - по ним никогда не подумаешь, что этот человек потом написал "Крик". А по крошечным картинкам Пикассо о своеобразии его дарования, еще далеко не в полной мере, конечно, раскрывшемся, все-таки судить можно. На крупных полотнах, правда, оно меньше заметно, картины типа "Первое причастие" по духу очень академичны, в них как будто нет самого художника - хотя даже в студийных ню он есть. Во второй половине 1890х у Пикассо заметен интерес к теме болезни, смерти, в том числе детской - и экспозиция музея это прослеживает весьма доходчиво. Парижских полотен начала 20-го века в пост-импрессионистском духе немного, всего три - но они великолепны, эти женские образы. А дальше - голубой период, и не сказать что богаче, чем в Париже, зато тематически разнообразнее. Самая заметная вещь здесь - "Мертвая женщина", но есть и мужские портреты, и, что редкость, пейзажи с видами крыш Барселоны (у меня из окна гостиничного номера прям такой пезаж и просматривался - в сторону Баррио-Чино с куполом церкви Сан-Пау-дел-Камп), а еще милая, недописанная "голубая" девичья ню, трогающая своей "наивностью". Портрет Бенедетты Бьянко (1905), чудесный юный "Арлекин" (1917) - это отдельно взятые вещи, кубизм откровенно проходной, и из периодов зрелого Пикассо никаких крупных, выдающихся произведений в барселонском собрании нет. Хотя совсем неплоха эротическая графика конца 1930-х, с Марией-Терезой, конечно, где сексуальность прикрыта псевдомифологическим антуражем с кентаврами и проч., а себя самого Пикассо изображает в имидже Геркулеса. Самый же полноценный раздел музея - "Менины" 1957 года - большой цикл, отсылающий опять-таки к Веласкесу, чьи "прототипы" я видел меньше года назад в мадридском "Прадо", так что на памяти они еще относительно свежи. Разумеется, "Менины" Пикассо - это отчасти иронический "оммаж", отчасти - пластический эксперимент по "освобождению" внешних форм от привязки к жизнеподобию. При этом, например, варианты "Инфанты Маргариты Марии" при всем нарочитом "примитивизме" абсолютно убедительны по-человечески. Того же периода немаленький цикл "Голуби" (где сами птицы, правда, больше похожи на кур, чем на голубей), "Портрет Жаклин" - все 1957 года - а также "Пианист" и несколько более поздних произведений. Немало керамики - ваз и кувшинов, особенно хороша ваза "Сова". А еще рисунки, принты, литографии - внушительная серия "Бальзак", цикл "Курильщик".

На Пикассо я с музеями решил до конца дня завязать. И стоически проигнорировал культурный центр Борн. Ну то есть, по правде сказать, не совсем его пропустил, а зашел внутрь этого прекрасного, в прошлом рыночного, павильона (но я так же и рынок святой Катарины осмотрел!), глянул на обнаруженные сравнительно недавно и сейчас оформленные как памятное место археологические раскопки, но в сами музейные отделы, посвященные Барселоне 18-го века, что по местным понятиям означает - истории утраты Каталонией национальной независимости - принципиально не заходил, а вместо этого переполз через дорогу в парк Цитадели. Место, как и весь район, тоже связано с падением Барселоны в 1714-м году, но в отличие от Борна здесь ничто о нем не напоминает. Уж точно ни модернистский, с неоготическими заморочками, "дворец трех драконов" Думенеке-и-Мунтане в углу при входе (на самом деле строился как ресторан, а сейчас закрыт), ни барочный фонтан "Каскад" ближе к центру, помпезность которого малость скрашивают зажравшиеся гуси (а по-моему, пускай я мало понимаю в фауне, это все-таки гуси, не утки и не лебеди), ни тем более просматривающаяся с аллеи между ними поодаль красно-кирпичная Триумфальная арка. Пообщавшись на лавке с безуспешно пытавшейся меня завербовать юной парочкой протестантских сектантов (живя столько лет бок о бок с православными и имея возможность сопоставлять масштабы зла, этих западных горе-проповедников воспринимаешь как милых и безобидных недоносков), а заодно и дав отдых старому больному организму, мимо относительно невзрачного здания каталонского парламента я дошел до зоопарка, куда, естественно, у меня и в мыслях не было заглядывать, однако позднее представление о том, где находится зоопарк, сильно выручило - иначе неизвестно бы, куда я забрел, гуляя по Барселонетте.

Забраться поглубже в полуостров Барселонетта безусловно стоило, тем более, что я обожаю приморские променады, и это пристрастие в Гааге влетело мне в 30 евро, между прочим, а тут хоть и не стоило ни копейки сверх 1,01 евро за бутылку белого вина, купленную на обратном пути, но заставило в итоге немного поволноваться. Пусть и подуставший малость к вечеру, я с наслаждением двигался по моллу, рассчитывая потом свернуть в жилые кварталы Барселонетты, и чем дальше, тем больше удивляясь, какая же она огромная. Наконец, оказавшись в местах, не обозначенных ни на городских картах, ни в схемах путеводителя, я перестал понимать, где нахожусь, а со мной такое редко случается, в городском пространстве я ориентируюсь нормально. Свернул от набережной, прошел мимо какого-то крупного учебного заведения, оказался возле трамвайных путей (а по центру Барселоны трамваи не ходят и уж подавно откуда бы им взяться на полуострове?!), и только тут - по запаху! - догадался, что нахожусь за стеной зоопарка. То есть, надышавшись допьяна морским воздухом на молле, я не заметил, как отмахал всю Барселонетту по периметру и вышел обратно в "материковую" часть города с противоположной стороны парка Цитадели, на улицу Веллингтона! По крайней мере, сориентировался, но от мысли поглядеть, что за жизнь внутри Барселонетты, в стороне от пляжей и променадов, не отказался и вернулся назад. Вероятно, летом жизнь в этих пролетарских кварталах и впрямь кипит, но зимой и в сумерках (пускай все освещено и на дворе плюс 15) - нечего ловить. Вот на пляже - да, там и как стемнело, я же часть обратного пути проделал по тому же маршруту, продолжали наматывать километры бегуны, играть в пляжные игры и всячески развлекаться простые отдыхающие, скорее всего из числа местных. А на площади Барселонетты - оказалось, она от молла - в десяти метрах, догадайся я раньше - заглянул бы еще во время прогулки засветло - ни души, да и ничего особенного: фонтанчик, барочный церковный фасад и окна жилых комнат, вероятно, гостиничных. Зато дорогой в одном из магазинчиков я купил уже упомянутую бутылку белого вина за 1 евро (и 1 евроцент впридачу) - таких цен и "у нас" в Баррио-Чино не сыщешь! Что меня удивило в Барселонетте (или "на Барселонетте" правильнее? это ж полуостров) - отсутствие кошек. В приморском южном городе всегда полно кошек, совершенно независимо от прочих географических и историко-культурных обстоятельств, в этом смысле Лиссабон, Неаполь и Баку - одинаковы, и только в Барселоне я совсем кошек не видел. Но всюду полно собак на поводках, невероятного разнообразия пород, включая совершенно невиданных, и выгуливают их в том числе на пляже, что, как мне кажется, ненормально.

Проходя мимо "морского дворца", где располагается Музей истории Барселоны, я обратил внимание, что он еще больше часа будет открыт и туда можно зайти - но снова по принципиальным соображениям даже заглядывать не стал (какой смысл, если история Барселоны и без того окружает тебя со всех сторон, и не под стеклом с этикетками, а живая, настоящая), но, возвращаясь уже в гостиницу, пошел к церкви Санта-Мария-дел-Мар. Днем там толпа и вход стоит 8 евро (правда, с экскурсией), а вечером на мессу пускают всех желающих бесплатно и никого нету - верующих-то в современной Европе куда как меньше, чем азиатских туристов. Служат святую мессу в крошечной барочной (новодел режет глаз, прости, Господи) капелле за основным алтарем, а остальное пространство - почти пустое, таким оно осталось после того, как анархисты при первой Республике все барокко тут на хрен пожгли, и своды до сих пор закопченые от того пожара. Лишний повод задуматься, что несмотря на все усилия представить - в литературе и прежде всего в современном испанском кино - десятилетия франкизма как беспросветный кошмар жестокой диктатуры, есть смысл по меньшей мере вспоминать иногда, за что и, главное, против кого боролись фалангисты. Памятник каталонской готики, впрочем, как архитектурное произведение без внутреннего убранства выглядит пожалуй что и выигрышнее.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments