Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

"Луизиана" Н.Антоновой в МХТ, реж. Глеб Черепанов

Как я узнал уже после, именно "Луизиана" изначально ставилась в день юбилея Евгении Добровольской, когда в результате по замене играли "Деревню дураков":

http://users.livejournal.com/_arlekin_/3000313.html

Ввиду мутных репертуарных перспектив "Луизиану" я тоже хотел посмотреть не откладывая и, в общем, теперь понимаю, почему предпочтение для юбилейного вечера отдали "Деревне", хотя по большому счету, одно другого стоит, и к тому же в обоих случаях героини Добровольской погибают, при том что типажи принципиально разные. В "Деревне дураков" актриса играет поселковую шалаву-алкоголичку Любку. В "Луизиане" она выступает в образе чиновной дамы из транспортного ведомства, отвечающего, в частности, за речные прогулочные суда. Один из таких катеров потерпел крушение, погибли люди, в том числе дети. В пьесе судно называется "Луизиана" - на манер подчеркнуто нездешний, западный, загнивающе-бездуховный, стало быть. Действительно, во всем мире случаются подобные крушения, но речь в спектакле идет о ситуации конкретной, недавней, которая еще более-менее у всех на памяти, и название корабля в том числе. Однако автор пьесы Наталья Антонова, уроженка Киева, выросшая и выучившаяся в США, ныне по основному роду занятий журналистка, берет, а вслед за ней и театр, конкретную ситуацию как типовую, обобщенную. И пытается ее по мере сил рассмотреть как в социальном, так и в психологическом ключе.

Людмила Маринина в прошлом - бизнес-леди, после 90-х подавшаяся в государственное управление. Ее муж Толик покончил с собой, повесился, но Людмиле для разного рода общения вполне хватает начальника Тимура, его жены Насти, водителя Алеши, не говоря уже про сына Андрея. Сын с юношеским максимализмом упрекает мать в гибели пассажиров теплохода "Луизиана", при том что прямой вины Марининой нет, она лишь часть системы, где разрешения на эксплуатацию негодных судов дают за взятки. Тем не менее Андрей, отдаляясь от собственной родительницы, сближается с матерью погибшего на "Луизиане" мальчика Джамиля, Тамарой: ее муж Рашид, отчим Джамиля, в качестве "отступного" за отказ от претензий взял автомобиль, Тамара продолжает жить с Рашидом и его больной старой матерью, но пока Рашид гуляет, она не сразу, но находит какое-то успокоение в дружбе с Андреем. У Андрея есть и невеста - приехавшая из Севастополя и, кажется, нездоровая в результате заболевания ЦНС (по крайней мере, так можно заключить по тому, как она говорит в спектакле) Люба. Действие начинается после похорон Марининой на поминках и разворачивается ретроспективно, отчасти проясняя, отчасти затуманивая предысторию ее безвременного ухода из жизни.

Помимо Евгении Добровольской-Марининой, в спектакле есть несколько ярких - благодаря исполнителям - персонажей. Прежде всего сын Андрей - Антон Риваль в последнее время в разных постановках и спецпроектах занят немало, но здесь на моей памяти впервые он показывает настоящий, живой драматический нерв. Яркая Светлана Колпакова (Настя), сдержанный, но мощный Сергей Сосновский (Тимур), Осипова, Зорина - ансамбль-то подобран неслабый. Условная сценография Алексея Трегубова, элементы которой на протяжении почти всего спектакля служат в основном экранами для видепроекций, и только в самом конце, когда на них падает черная ткань, складываются в очертания затонувшего судна, тоже в результате оказывается занятной. Без всяких скидок "Луизиана" - далеко не самое позорное сценическое произведение из тех, что можно увидеть сегодня в Москве. Хотя режиссура Глеба Черепанова (у которого только за последний месяц помимо "Луизианы" в МХТ случилась еще и "Анимал планет" в Табакерке, а сколько вышло за прошедший год - не счесть!) оригинальностью не отличается и все узнаваемые приметы его постановок здесь налицо, от клоунады в прологе до избыточной эксплуатации видео, причем по большей части в иллюстративном аспекте (порой кажется, что постановщик прибегает к проекции от полной беспомощности). И все-таки при явных режиссерских просчетах и несмотря на отдельные актерские удачи проблемы постановки были запрограммированы уже на уровне драматургического материала, и даже не столько в силу его качества (тоже не самого выдающегося), сколько содержательной сущности, тематики, посыла.

"Луизиана" - образец социально-психологической драмы. В ней есть и выходы на универсальные, вневременные темы, но присутствует и пусть опосредованная, но внятная привязка к реальным событиям совсем недавнего прошлого. Последнее сегодня - исключительная редкость и удел по большей части публицистического, документального театра, как следствие, маргинального формата. Вроде бы - ну вот оно, то, что надо, чего все ждали... Оказывается, не так чтоб очень ждали. И трудности опять-таки не сводятся к частным неудачам - драматургическим и режиссерским. Когда-то в Художественном театре гремел "Вагончик" в постановке Гинкаса, где режиссер тоже работал на материале свежих реальных, журналисткой описанных событий - конечно, глупо пенять Черепанову на то, что он не Гинкас (а он далеко не Гинкас), но я вот пытаюсь - и не могу себе представить, чтоб даже Гинкас или другой режиссер подобного уровня взялся бы сейчас за аналогичную тему, за "реальную" историю, сделал бы нечто "актуальное"... Актуальное нынче совершенно неактуально, на "вечное" - да, есть спрос, и порой из него рождаются настоящие шедевры (чаще, правда - претенциозная халтура). А "острое", "честное" - не про сегодняшний день, тем более в драматическом жанре. Комедийно-водевильно-фарсовый формат - еще туда-сюда (не зря же Богомолов сначала к "Лиру", а потом к "Идеальному мужу" добавил в названии: "Комедия", а мог бы и к "Карамазовым", но это был бы слишком явный самоповтор; и опять-таки в основе - "Лир" Шекспира, "Идеальный муж" Уайльда...), а чтоб драма, чтоб всерьез, да еще по горячим следам, но при этом не документ, не вербатим, не соцопрос, а в более традиционной технике сделанная вещь - неа, не покатит.

С драматургической техникой, правда, у Н.Антоновой дела обстоят неважно: нелинейная хронология, пересекающиеся сюжетные линии, система лейтмотивов - все это требует от автора намного больше и фантазии, и тщательности в работе. "Луизиана" даром что на остро-социальную тему сочинение - в ней есть и душеспасительные молитвы, и доморощенная мистика не до конца проясненной природы (мать Рашида утверждает, что долго живет и не помирает, потому что ее еще девочкой после войны злая бабка прокляла; Тамара со своей стороны упрекает старух в том, что "навела" на Джамиля, что-то там над ним колдовала перед поездкой, желала ему смерти - потом, не выдержав, женщина удавит свекровь подушкой), и в большей степени условно-театральная фантасмагория (с появлением во плоти мужа-удавленника, как бы приглашающего Маринину к нему присоединиться). И это еще помимо всяческого символизма - как в сюжете (Маринина едет с Алешей в машине и они сбивают собаку, Людмила хочет отвезти ее к ветеринару, но шофер обходится разводным ключом), так и в режиссерском решении (в финале Андрей мажет красной краской лица других персонажей - мол, на всех кровь). А одновременно "разоблачаются" коррумпированные чиновники, бичуются, так сказать, язвы прогнившей бюрократии (попутно Тимур вынуждает Маринину уйти с работы "по собственному желанию", тупо переводит на нее стрелки). В результате выходит и не плакат, и не притча (как в "Деревне дураков" получилось хотя бы), а микс из всех жанров и тем, какие только приходят на ум и попадаются под руку, причем даже на уровне фабулы не до конца вменяемый, путаный, если честно. И в этой мешанине даже такой актрисе, как Добровольская, трудно найти точную интонацию.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments