Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

Чарльз Айвз, Джон Тавенер, Елена Лангер, Бетховен, Метнер ("Возвращение" в РЗК: "Автоцитаты")

Заявленная тема программы "Автоцитаты" - откровенно надуманная, поскольку под нее можно подгрести практически любого автора. Говорят, что Гайдн ни разу не повторил ни одну свою мелодию, но хотя мне и приятно так думать об одном из любимейших своих композиторов, однако проверить его "неповторимость" на личном слушательском опыте, учитывая объемы гайдновского творческого наследия, я никогда не смогу, и наверное, такое реально проделать только с помощью компьютера. В остальном же чем крупнее композитор, тем с большей уверенностью в его хозяйстве годится любая "веревочка" - для многократного использования. Так что выбор имен и произведений в данном случае подкупает скорее эксклюзивностью (особенно что касается первого отделения)
, чем соответствием заявленной тематике.

Начали с трио Чарльза Айвза - автора, звучащего в концертах фестиваля "Возвращение" регулярно, а помимо них - мало где. По отношению к Айвзу более, чем к кому-либо, "автоцитаты" - заявка искусственно пришитая, поскольку данное его трио, в частности, построено на цитатах целиком, и совершенно очевидных несмотря даже на неопознаваемость конкретных мотивчиков, столь неостроумно они "цитируются" и обыгрываются, а правильнее сказать - эксплуатируются: во второй части - популярные для его времени (рубеж 19-20 вв.) американские песенки, в третьей - религиозные гимны. Музычка-то в принципе симпатичная, но уж очень банальная и "салонная". То же можно сказать и о завершавшем вечер квинтете Метнера, где, помимо прочего, в особенно пафосных эпизодах избыточная подзвучка едва позволяла что-нибудь разобрать. Вообще второе отделение не задалось, выступление Михаила Мордвинова с "вариациями и фугой Ми-бемоль мажор" Бетховена (1802) вышло и вовсе кляксой: если не знать, что пианист давно и постоянно участвует в таком значительном фестивале, легко было подумать, что студент провинциального музпедучилища играет "с листа", настолько Бетховен в его исполнении звучал грубо, небрежно, невнятно, и мало того - с претензиями на утонченность, с неоправданными паузами, контрастами, акцентами, что совсем уж невозможно - лучше бы вместо пустопорожнего выпендрежа солист более внимательно отнесся собственно к тексту сочинения, постарался бы воспроизвести его хотя бы точнее и аккуратнее.

Но вот в первом отделении "вокальный блок" действительно порадовал. Сначала ансамбль "Интрада" спел хоровой диптих Джона Тавенера "Агнец. Тигр" на стихи Уильяма Блейка. Монодрама Тавенера "Смерть Ивана Ильича", удачно исполненная недавно Максимом Михайловым и ГАСО с Юровским на фестивале "Другое пространство", показалась мне небезынтересной, но чересчур предсказуемой по структуре:

http://users.livejournal.com/_arlekin_/2976779.html

Лаконичный рождественский хор "Агнец" (1982), напротив, способен поразить и даже потрясти чистотой мелодизма, причем не попсового, но и не вымученного, "сделанного", а настоящего, казалось бы, современной музыкой давно отвергнутого и забытого. Не уверен, однако, что можно говорить об "автоцитате" применительно к тому, что в более позднем "Тигре" (1987), когда доходит до строки с упоминанием агнца, снова звучит та же мелодия - коль скоро оба хора воспринимаются как единый, цельный по замыслу опус, то и возвращение к мелодии из первого хора во втором правильнее, я думаю, рассматривать как своего рода лейтмотив, нежели как цитату. Но в любом случае - вещь отличная.

Как и "Пейзаж с тремя" Елены Лангер. Ее вокальный цикл "Песни у колодца", доработанный и представленный в виде театрального спектакля МАМТом пару лет назад, тоже производил хорошее впечатление, но в комплекте с "хоровой оперой" Леры Ауэрбах этого было добиться нетрудно:

http://users.livejournal.com/_arlekin_/2528007.html

Свежайший, 2013-го года создания, вокальный цикл "Пейзаж с тремя" ("Landscape With Three People") на стихи Ли Харвуда звучал все-таки в качественно ином контексте, но и здесь оказался "гвоздем программы". Конечно, и благодаря исполнителям во многом - замечательному контртенору Уильяму Тауэрсу и сопрано Анне Дэннис, а также Дмитрию Булгакову: партия гобоя, взятая на себя одним из основоположников фестиваля, в инструментальном ансамбле получает особую роль, поскольку в соответствии с авторской "программой" гобой - это и есть третий, мужской персонаж, присутствующий в диалоге двух человеческих голосов. Но и само по себе сочинение Лангер, написанное для фестиваля в Олдборо и недвусмысленно отсылающее к Бриттену, с инструментальной кодой, цитирующей собственную пьесу Лангер "Возвращение" (о чем, если б она не отметила сей факт в пояснении для буклета, никто бы никогда не узнал и не догадался) - редкостный для современной музыки образец настоящей вокальной лирики, способной не только поразить техническими композиторскими приемами и неожиданными способами звукоизвлечения, но и тронуть эмоционально.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments