Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

"Как я стал идиотом" М.Пажа в РАМТе, реж. Владимир Богатырев

Еще в позапрошлом году мы собрались пойти на этот спектакль с molly00, но тогда я задержался на прогоне "Евгения Онегина" Туминаса и Ольга Николаевна отправилась одна - ничего особенно плохого об увиденном она потом не говорила, а только, что уж очень по-подростковому наивная пьеса. Я же добрался лишь теперь, и с точки зрения формы, как пьесы, так и ее сценического воплощения, спектакль наивным я бы не назвал. Постановки Богатырева не всегда выходят удачными, но в данном случае он нашел оптимальный ход, самый точный ключ к материалу. "Как я стал идиотом" - скорее памфлет, чем психологическая драма, и жанровой специфике памфлета дано адекватное театральное решение: небольшой круг друзей главного героя Антуана по мере развития действия перевоплощается во всех остальных, довольно многочисленных персонажей, причем за счет нарочито нехитрых, откровенно условных, гротесковых приемов вроде накладок под одежду, аляповатых париков и т.п.

То же касается и трансформаций, происходящих непосредственно с главным героем Антуаном в исполнении Александра Девятьярова - наголо обритый (что актеру, надо сказать, очень идет), он, меняя образ жизни, цепляет на голову нелепую шевелюру, из свободного стиля одежды переодевается в подчеркнуто, преувеличенно "модную" и т.п. По сюжету это связано с тем, что Антуан, специалист по чешуекрылым и знаток арамейского диалекта, приходит к выводу, что его горе - от ума, и после неудачных попыток превратиться в алкоголика (едва выпил - сразу впал в кому) и покончить с собой (тут он даже не дошел до конкретных действий, настолько ему сделалось сразу неинтересно) от неизбывности мировых проблем и чувства собственной "ущербности" ("выучился на безработного") решает "стать идиотом", что означает - таким, как все, а конкретнее - записывается в фитнес-зал, питается в "МакДональдсе" и, о, какое падение, устраивается по старому знакомству на работу в трейдерскую контору, где невероятно преуспевает, в силу случайного везения страшно обогащается, начинает делать покупки в промышленных количествах бытовой техники, одежды, приобретает машину и прочие "ненужные" вещи - впрочем, своевременно получив в подарок томик переписки Флобера, скоро одумывается, запускает в сеть своей конторы и всей мировой системы бирж вирус, наносящий компаниям миллиардные убытки и, поскольку никто не пострадал, приговаривается судом к маленькому условному сроку, после чего возвращается в компанию старых друзей из исландского бара, названного живущими в Париже исландцами настоящей фамилией певицы Бьорк.

Благодаря техничности и обаянию молодых актеров, ну и, конечно, ярким, но аккуратным режиссерским решениям, как сценическое действо спектакль смотрится весьма неплохо. Проблема же этой постановки двухлетней давности упирается в те же внешние обстоятельства, что и сомнения, связанные с недавней громкой премьерой РАМТа, "Нюрнбергом". В "Нюрнберге" социальные, психологические, экзистенциальные вопросы универсального характера ставятся на материале сценария полувековой давности, жестко привязанного к конкретным политическим, географическим, культурным реалиям, и несмотря на очевидные, казалось бы, параллели, вопреки честному посылу театра воспринимаются однозначно и однобоко:

http://users.livejournal.com/_arlekin_/2945993.html

В "Как я стал идиотом" еще и материал памфлета не предполагает ничего иного, кроме как "бичевания язв капитализма". Быть "идиотом" для 25-летнего парижского (но родившегося в Бирме) интеллектуала и его друзей (от разбитной лесбиянки, мечтающей родить ребенка, до инвалида, разговаривающего исключительно стихами) означает "быть как все", то есть - делать деньги, как можно больше на них покупать, заниматься фитнесом и т.п. В стране, где еще 25 лет назад, то есть на памяти того самого пресловутого "большинства идиотов", если б русские "идиоты" имели бы память, слыхом ни слыхали (и очень скоро опять придется забыть) про фитнес и про гамбургеры, зато лучше всех в мире знали, что такое колбаса из крахмала и мыло по талонам, а покупка стиральной машины составляла целую спецоперацию, и это, однако, совсем не означало отсутствие "идиотов", а скорее наоборот, - выкладки Мартена Пажа, адекватно перенесенные режиссеров в сценическое пространство, действительно кажутся наивными, мягко говоря, а стоило бы выразиться и грубее.

Не без остроумия и любопытных (пусть и несколько вторичных) формальных, стилистических ходов, автор текста, а за ним и создатели спектакля дуют все в одну и ту же дуду, напоминая "идиотам" о "социальной несправедливости" капитализма, "бездуховности" консьюмеризма, "вредоносности" фастфуда - как будто режиссер (ну актеры, допустим, достаточно молоды) не застал альтернативы этому расхожему набору штампов - в виде развитого социализма, дефицита, советских столовок с протухшими суточными щами и бесконечными идеологическими мантрами политинформаций. Да незачем, необязательно оглядываться назад, можно посмотреть и вокруг - не требуется особой проницательности, чтоб от души, сладострастно "разоблачая" капитализм, фастфуд и масскульт, навязанный загнивающим бездуховным Западом всему миру, ненароком зацепиться за местные, эндемические проявления "идиотизма" - за "духовные скрепы", например, или за "добровольные пожертвования в размере заранее оговоренной денежной суммы". Казалось бы, "хлеб библейский освященный монастырский постный" (мы с дорогим другом Феликсом видели такие формулировки на ценниках в лавке при Саввино-Сторожевском монастыре, когда я приезжал в Звенигород, и я воспроизвожу их дословно) для памфлета ну как минимум не хуже в зубах навязших "биг тейсти", а "несвятые святые" стоят любых телешоу - но, конечно, проще и безопаснее свести предмет "интеллектуальной критики" к стандартному набору из капитализма, фастфуда и масскульта.

Только тогда по факту получается, что на самом деле Антуан, герой пьесы, а с ним и театр, не ложную "ущербность" свою переживает, а "превосходство" - увы, не менее, а еще более ложное, если под "умом" понимать способность критического осмысления действительности. Потому что если герой (и вслед за ним еще кто-нибудь) всерьез полагает, что волнующие его "мировые проблемы" упираются в биржевые спекуляции, заботу человека о собственной внешности, избыточное потребление и повышенное внимание к персонам из телевизора - то ему совсем необязательно прилагать столь активные усилия, чтоб стать "идиотом": он уже и так уже со своими чешуекрылыми и арамейским впридачу - готовый, законченный идиот, и для него это не театральная маска, какая была, например, у солдата Швейка, но, как ни печально признать, природная сущность любого самодовольного интеллигента.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments