Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

Category:

"Маугли" А.Абрамова-А.Усачева в Театриуме на Серпуховке, реж. Тереза Дурова

Несколько лет назад своего, тоже оригинального, эксклюзивного, по специальному заказу написанного "Маугли" выпустил театр Оперетты - но то был неплохой, симпатичный, и все-таки достаточно традиционный для академической сцены детский мюзикл:

http://users.livejournal.com/_arlekin_/519175.html

Театриум на Серпуховки ставит гораздо более амбициозные задачи. Взяв за основу сюжет Киплинга, причем вторую его часть, где Маугли уже взрослый, авторы попытались создать не мюзикл, но музыкальный спектакль, где вымысел англичанина-колонизатора растворился бы в антураже индийской экзотики, причем близкой к аутентизму. Ну понятно, что несмотря на использование индийских этнических инструментов и даже, в отдельных номерах, поэтических текстов на хинди, этника здесь все равно стилизованная, но не это меня смутило. Несколько больше покоробило, что пока ансамбль под управлением Михаила Гуткина играет и поет в отведенном им углу, актеры на сцене в музыкальных паузах между диалогами выступают фактически в функции подтанцовки. Заглавный же герой в первом акте вообще не произносит ни слова, а во-втором, пробравшись в деревню к людям, с трудом обучается нескольким человеческим фразам - допустим, по-людски он не знает, но почему он с обитателями джунглей не общается, они-то между собой болтают без умолку?

Впрочем, не знаю как исполнитель в другом составе, но Арсений Краковский в роли Маугли так двигается, демонстрирует настолько фантастическую пластику, выполняет невероятно виртуозные акробатические кульбиты, а в собственно танце показывает себя намного техничнее иных артистов классического балета, что мог бы и с людьми объясняется языком тела, без слов. Танцы вообще - самая сильная сторона проекта (хореограф Артур Ощепков, режиссер по пластике Владимир Ананьев). Надо отдать должное также толковому использованию видео и света в сочетании с "традиционной" сценографией (Марии Рыбасовой), которая разделяет мир человеческий и животный: в стиле индийской живописи разрисованные "природные" кулисы - и рукотворные архитектурные сооружения. Сложнее вопрос с костюмами (Виктории Севрюковой) - если честно, в этих хламидах еще можно опознать дикобраза и носорога, медведя с накладным брюхом и гибкую пантеру в трико, но отличить шакала от тигра или волка от бандарлога порой затруднительно.

Самый же спорный момент спектакля - не в его художественной форме, но в идеологическом посыле. Пафос Киплинга (да еще усиленный цитируемым под занавес хрестоматийным и программным стихотворением "Если..."), по моему убеждению, совершенно несовместим с восточной благостью, на которую работают все прочие составляющие спектакля, начиная с музыки. Тереза Дурова, выведя перед представлением на сцену индийского посла, говорила вместе с ним про Махатму Ганди, но где Ганди - и где Киплинг (для полноты комплекта не хватило только Рабиндраната Тагора - хотя Льва Толстого упоминали). "Маугли" - стопроцентно западно-европейская история, помещенная в условно-сказочный восточный антураж, но от этого ее экзистенциальное, а отчасти и культурно-политическое содержание проступает еще более отчетливо, между Маугли и его лесными друзьями Киплинг обнажает различия, если угодно, цивилизационного, а по сути (да и прямым текстом) биологического характера. Сегодня это, конечно, выглядит в лучшем случае двусмысленно, но не менее актуально. А к истории о всеобщей взаимной любви "Маугли" свести не получается никак - взять хоть поединок с Шерханом: Махатма Ганди с его проповедью насильственного сопротивления ну совсем не вяжется с поножовщиной, а Шерхана пришлось-таки заколоть, и не голыми руками одолеть, но с помощью заимствованного у людей (против зверей - что бы ни вкладывал в данные категории создатель литературного первоисточника) "железного клыка". Да и с бандар-логами незадача выходит - "народ обезьян" в индусской традиции ведет свою родословную от эпоса "Рамаяна" и имеет совсем не тот статус, который придал ему Киплинг в "Маугли" и особенно убийственно-сатирической песенке бандар-логов ("Длинной гирляндой порою ночной мчимся мы между землей и луной..." и т.д.) - а ведь в современный культурный обиход вошли именно киплинговские бандар-логи, достаточно вспомнить, кого и в каком контексте так называют сегодня в России.

Самоидентификация и самоопределение подросшего Маугли, его принципиальный выбор между природой и культурой, существованием в зверином либо человеческом сообществе для Киплинга, его соотечественников и современников был самоочевиден, но в 21-м веке он подвергается ревизии, ныне считается, что в идеале всем хватит места под солнцем для полного счастья, надо только порезать самых хищных, а там уж любовь да дружба возьмут свое. Предпринятый опыт переосмысления киплинговского первоисточника через призму сегодняшних мультикультурных глобальных идей - по-своему занятный и знаковый, но не могу сказать, что на сто процентов убедительный, а ставка на этнографический уклон и подавно не кажется мне здесь единственно верным решением.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments