Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

Categories:

"Травиата" Дж.Верди в "Новой опере", реж. Алла Сигалова, дир. Дмитрий Волосников

Как ни странно, на спектакль, выпущенный еще самим Колобовым в 1999-м, но идущий теперь нечасто (следующее представление назначено аж на 24 марта) я собрался впервые - когда-нибудь надо было дойти, а тут меня еще привлек состав исполнителей. Однако у Татьяны Печниковой голос совсем расшатанный, она очень хорошо драматически выстраивает роль Виолетты, но с вокалом все не так гладко. Особенно рядом с ровно поющим Александром Скварко-Альфредоми, с Екатериной Кичигиной в небольшой партии Аннины и, разумеется, с Василием Ладюком-Жермоном. Из всех официально произведенных за последние годы в "звезды" певцов Ладюк более, чем кто-либо, если не вовсе единственный, оправдывает присвоенный ему статус. Убеленный искусственными сединами отец то демонически агрессивен, то по-родительски нежен, причем к "падшей", а не к бестолковому сынку, которому даже отвешивает под занавес первого действия пощечину - антракт, кстати, следует не после бегства Виолетты, а после ссоры на вечеринке. Редакция Евгения Колобова, помимо количественных сокращений (в результате представление длится меньше двух часов с перерывом, однако нет ощущения, будто потеряно нечто значительное), коснулась и непосредственно партитуры - прежде всего в первом вердиевском акте, где часть симфонических эпизодов переработана для камерного бенда с солирующим фортепиано, расположенного на приподнятой части сцены.

Тем не менее концептуально постановка выстроена вокруг образа Виолетты, которая в начале на музыке увертюры не просто умирает, как в сравнительно недавней "Травиате" Замбеллы в Большом, где тоже участвовал Ладюк:

http://users.livejournal.com/_arlekin_/2386648.html

Здесь, у Сигаловой, она уже мертва, и Альфред ее оплакивает, а с ним вместе оркестр. Но и с первого эпизода болезнь Виолетты подчеркивается постоянно, очень явственно - любовная лихорадка соединяется с болезненной горячкой, одно переходит в другое. Все это в антураже (сценограф Эрнст Гейдебрехт, костюмы Марии Даниловой), который сегодня просто хорошо смотрится, а для своего времени был, наверное, непривычным и мог потрясать: черно-белые костюмы, металл и прозрачный пластик декораций, основные элементы которых - барная стойка (когда она отъезжает, в первом акте Виолетта на нее забирается, поет "застольную" буквально как "настольную) и раскладная вращающаяся каркасная люстра, а плюс к тому - велосипед, косвенно намекающий, что время действия - рубеж 19-20 веков (ныне такой перенос - общее место и для оперных, и для драматических постановок, а 15 лет назад, опять-таки, сошел за новаторское решение) и очень хорошо вписанный в картинку, не в пример птицам и лошадям у вышеупомянутой Замбеллы. И еще - Виолетта парит ноги, болеет, страдает, но не захлебывается кашлем, как героиня в спектакле Замбеллы или как публика в зале - вот уж где тубдиспансер, но это не только на "Травиате", это везде и всегда.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments