Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

"Подожди, подожди, подожди… (моему отцу)", театр Troubleyn (Бельгия, Антверпен), реж. Ян Фабр

Помимо того, что за последние годы в Москве показывали по меньшей мере две постановки Фабра - "Аnother sleepy dusty delta day":

http://users.livejournal.com/_arlekin_/1690224.html

и до этого - "Оргию толерантности":

http://users.livejournal.com/_arlekin_/1579984.html?nc=1

- я еще и имел возможность некоторое время назад в музеях Бельгии познакомиться с творчеством Фабра-скульптора и увидеть его гигантские композиции из покрытых лаком майских жуков. Театр Фабра - такое же жульничество, как скульптура из крашеных насекомых, но менее очевидное. А "Подожди-подожди" еще и спекулирует на тему, к которой трудно отнестись цинично - в спектакле автор посредством единственного исполнителя Седрика Шаррона как бы обращается к своему отцу.

Шаррон появляется весь в дыму с шестом в руках, изображая паромщика, и сразу становится понятно, что сцена превратилась в пограничье между жизнью и смертью, хотя только в самом финале, на последних словах актер представиться открыто: "Я - Харон!" Да ладно, мы уже давно поняли. Харон изначально одет в красную джинсовую рубашку, такие же джинсы и фетровую шляпу, тоже красную. Шляпу он снимает почти сразу, рубашку же расстегивает позже, когда начинает щипать себя за соски и кусать руки как бы до крови, истекая клюквенным соком и отплевываясь.

Пока исполнитель дергается и корчится, смотреть на него еще терпимо, но доходит до текста и Харон-Шаррон берет в руки поочередно или сразу два микрофона (опять-таки красных!) - лучше б он ограничился тем, что барабанил ими себе по бедрам, потому что читать перевод в субтитрах нестерпимо, там - все та же, что обычно, претенциозная галиматья, в потоке которой можно с трудом выловить вменяемые реплики, адресованные отцу отчасти с упреком, но в конечном счете с благодарностью за то, что принял выбор сына в пользу подмостков и танцевального искусства. Среди этого потока вдруг возникают не нуждающиеся в переводе строчки из "Я тебя люблю" Сержа Гензбура, но ни ритм, ни интонации артиста не меняются.

Впрочем, в "Подожди" хотя бы нет левацкой чуши, наполняющей две вышеупомянутых постановки Фабра, и это помогает примириться с натужным рычанием Шаррона, с его прыжками в дыму, разгоняемом установленными над сценой девятью вентиляторами, с "глубоко символичными" семью монетами в дорогу покойному, с шестом в функции фаллического символа - а впрочем, коль скоро речь об отце, подобная метафора отчасти уместна. Как и посвящение спектакля памяти Ю.П.Любимова - все-таки ушел патриарх, не чета нынешним.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments