Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

"Александр" Г.Ф.Генделя в КЗЧ, оркестр Armonia Atenea, дир. Георгий Петру, сол.Ю.Лежнёва, М.Э.Ценчич

Филармонии давно не удавалось собрать такого букета певцов на проект - но "Александр" Генделя и требует особого состава, из семи персонажей никто не обделен как минимум одной развернутой и выразительной партией. А трудность задачи в том, что на семь голосов - три контртенора и два сопрано, причем сопрано должны быть равными по вокальным возможностям. Правда, ансамбль для исполнения "Александра" - уже сложившийся, концертная версия давно "гастролирует" по миру и до Москвы доехала в уже готовом виде. Впрочем, я бы не утверждал, что все прошло совсем уж гладко.

Для начала - оркестр, точнее, греческий камерный коллектив под руководством Георгия Петру играл чересчур свободно, размашисто, даже разболтанно, ну прямо сказать, без изысков - но при этом живенько, незанудно, а занудить Генделя - еще хуже, чем опошлить, так что меня подобный подход дирижера не сильно покоробил. Во-вторых, исполнителю заглавной партии австрийскому контратенору Максу Эмануэлю Ценчичу в первом действии с видимым трудом давались нижние ноты, из-за чего верхние чересчур выпирали, да и колоратура, показалось в тот момент - не самая выигрышная его сторона. Но в ариях второго и третьего акта (прошедших без перерыва) он выровнялся и пел очень хорошо.

А в центре внимания предсказумо попала Юлия Лежнёва, исполнившая партию персидской принцессы Роксаны - дверей, как на ее весеннем сольнике в БЗК, тут не ломали, но шли, понятно, в первую очередь на нее. Я ее живьем услышал впервые, но до этого "рабиновичи напели", что у нее, дескать (цитирую дословно) "глотка луженая, а ума нет". Если у Лежневой нет - у кого есть? Все при ней - и ум, и вкус, и чувство стиля (ну если сравнивать с Чечилией Бартоли - той, может, Лежнева и уступает пока что, а больше и не с кем сравнить), и при этом, в отличие, например, от Перетятьки, Лежнева - не просто прекрасный голос, она артистка, она личность, не бесцветная, не пресная. Но и вряд ли станет даже в самых попсовых программах бросаться туфлями, подобно Нетребке. Про собственно же вокал и говорить нечего - превосходный голос, колоратура - высший класс, все мелизмы выпевает... да просто слов нет. Ну а то, что круглолицая и имидж немножко "матрешечный" - для певицы, и особенно при концертном исполнении, не самое страшное. Маленький лысый Ценчич уж и подавно не вписывается в расхожие представления о первом в истории "властелине мира" - но когда ко второму действию распелся и перестал лажать, и в первой же арии после антракта показал себя во всей вокальной красе, уже стало неважно, как он выглядит.

Еще двум контртенорам достались партии военачальников, ненамного меньше по объему и проще по музыке, чем заглавная. Хавьер Сабата, певший за индийского короля Таксила, в лучшие моменты способен был растрогать до слез, однако форсируя звук, порой срывался на хрип, но в целом все равно выступил замечательно. Чуть похуже - Василий Хорошев, впрочем, тоже не уровне ансамбля, с сольной арией справился достойно. Диляра Идрисова в партии скифской принцессы Лизауры (второй из двух предполагаемых "невест" Александра, из которых тот выбирает себе жену, пока военачальники плетут заговор) сольными ариями просто поразила и потрясла, хотя в ансамблях и дуэтах с Лежневой ее очень красивый голос (при отличной школе и опять-таки отменном вкусе) мог показаться несколько блеклым. Приятно удивил испанский тенор Хуан Санчо - третий из военачальников - при субтильной внешности продемонстрировавший может и не бог весть какой красоты, зато неожиданно плотный и насыщенный тембр.

Больше всего вопросов к басу Павлу Кудинову - у него на протяжении всего действа (а опера и с одним перерывом вместо предполагаемых двух звучала три с лишним часа) не все шло гладко. Кроме того, в одной из арий Кудинов, неожиданно хлопнув себя по ляжкам, вдруг выдал "Всю-то землю я проехал, нигде милой не видал" - и, поскольку при поддержке оркестра, то, несомненно, такая "импровизация" была с дирижером согласована и отрепетирована. Ход, на самом деле, можно принять - в конце концов, барочная эстетика теоретически допускает подобные эскапады в умеренных количествах (особенно когда речь не идет об аутентичности и реконструкции) - да и слегка разбавить монотонную красоту Генделя, взбодриться, да просто приколоться разок - грех не велик. Не то что в сцене, когда "пьяный" Александр-Ценчич появляется из-за кулис с бутылкой водки и ползает по сцене - тут дело не в старушачьем "как можно?! классика, в центре Москвы! пошлость-бездуховность!!" и т.п., а просто вышло некстати, необязательно, да и неинтересно. Ладно еще что на нехилый объем музыкального материала таких попыток "оживляжа" всего парочка случилась.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments