Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

Category:

Рубенс, Ван Дейк, Йорданс и др. из коллекции Лихтенштейнов, Хогарт и Дельвуа в ГМИИ

Если честно, то Дельвуа интересовал меня даже больше, чем рубенсы-йордансы - этих я много видел, а тут все-таки что-то свежее, хотя на многое и не рассчитывал. Но по большому счету Вим Дельвуа - это, конечно, фуфло, к тому же популистское, хотя и не лишенное занимательности. Композиции бельгийского умельца разбросали по двум этажам среди постоянной экспозиции основного музейного здания - прием, заимствованный из мировой практики, и надо признать, неглупый, эффективный: каждый раз экспозицию не смотришь, даже если нередко приходишь в музей на временные выставки, а тут хочешь-не хочешь, проходишь залы, например, тех же слепков, которые сами по себе даром никому не нужны. Среди двух десятков объектов Дельвуа легко выделить несколько разделов. Самый распространенный из представленных - "закрученные" бюсты и скульптурные композиции: берется за основу некий классический, хрестоматийный образ, и видоизменяется, как если бы объект попал во воронку торнадо - на вид забавно и, пожалуй, пластически небезынтересно, но никакого нового содержания деформированный образ в себе не несет, чисто формальная либо декоративная получается поделка. Вообще для современного искусства характерно обратное: навороченная концепция вокруг пустого места - а здесь вроде изделие производит некоторое впечатление, а смысла ноль, и потуги приписать его выглядят гораздо менее убедительно, чем собственно "произведения". Таких "закрученных" вещиц на выставке больше всего - это и "сюжетные" группы типа "Дафнис и Хлоя", "Пьета" (из бронзы, но раскрашенная под камень), и просто бюсты. Особое место занимает "Амур", прототипом которого послужило одноименное творение Фальконе из собрания ГМИИ, однако созданный специально для проекта, и логично было бы предоставить оригинал для сравнения, но вместо этого Фальконе просто заменили на Дельвуа, на время выставки убрав в запасники, а вернут только после демонтажа выставки. Другой "тренд" Дельвуа - "двойные спирали", составленные в виде ДНК и других конфигураций из Распятий: слава Богу, православные по этому поводу особо не воняют, однако ж, говоря по совести, радости от этих спиралей все равно мало. Автор вроде бы настаивает, будто таким образом он возвращает стертому от частого употребления символу изначальный религиозный смысл - но это уже откровенная демагогия, никакого содержания, тем более религиозного, эти композиции в себе не несут, оставаясь в чистом виде стилистическим упражнением, но украшением интерьера вполне могут послужить. Третий условный "раздел" - детально проработанные ажурные металлоконструкции, эксплуатирующие элементы готической архитектуры. "Крутящий момент" тоже присутствует, будь то "свечи", расположенные горизонтально или вертикально, и даже "самосвал" - все равно в основе лежит архитектурная конструкция башни либо, как в случае с самосвалом, целого собора, где окна-розы могут послужить подобием колес, а неф превращается в кузов - не отказывая автору в фантазии и остроумии, повода для восторгов я, однако, не нахожу. Есть и отдельные, штучные объекты. Например, "Клоака, дорожный набор" - чемоданы, внутри которых можно увидеть современные, стекло-металлические чайник, мясорубку и т.п.: инсталляция, не в пример прочим, очень похожа на большинство образчиков "современного искусства", тогда как "закрученные" штуки хотя бы имеют собственное "лицо". Гораздо лучше придумана еще одна инсталляция из бытовых предметов - гладильных досок, украшенных геральдическим орнаментом и похожих благодаря этому на рыцарские щиты, а выставленные у слепка надгродия 13-го века, вместе с "туземным" экспонатом они составляют какой-то двойной, но достаточно веселый фейк. Наконец, отдельно от прочего стоит и не бросается в глаза даже среди классической живописи артефакт в виде тазовой кости из полированного розового мрамора - его легко принять за предмет декоративно-прикладного искусства или за археологическую находку. Если же проявить к объекту пристальное внимание, то на этикетке можно прочесть, что "тема тазобедренных костей в творчестве Дельвуа неразрывно связана с темой жизни и смерти" - стоило бы заметить, что не только Дельвуа и не только творчестве, ну да уж ладно. Зато "в тонких изгибах скульптуры, ее хитросплетениях нетрудно уловить отголоски стиля рококо" - во как, "кококо". Короче, тонкие изгибы и хитросплетения творчества Вима Дельвуа, безусловно, заслуживают, чтоб лишний раз окунуться в убожество, с которого начинался цветаевский "музей изящных искусств".

Выставка гравюр Уильяма Хогарта полностью сформирована из собственной коллекции ГМИИ - в закутке позади "греческого дворика" развешаны не слишком многочисленные, но, конечно, интересные вещи. Девиз Хогарта "Красота в многообразии" дает ответ на заявленную в подзаголовке выставки проблему: "Анализ красоты", но это все поверх собственно экспозиции. Гравюры же сегодня интереснее не столько утонченностью техники (хотя тут не поспоришь), сколько прежде всего социально-бытовым контекстом, в который художник 18-го века погружает своими работами. Ведь именно Хогарт, увиденный Стравинским в Америке, послужил источником вдохновения для "Похождений повесы". Кстати, на выставке есть и серия "Карьера мота". А также "Карьера проститутки", и моралистический двойной цикл про усердного и нерадивого юношей, оказавшихся в Лондоне - один благодаря своим стараниям стал лорд-мэром, а второй, связавшись с криминалом, закончил жизнь на виселице. Много сатирических зарисовок - особенно любопытна политическая сатира на выборы и предвыборную кампанию, где в голосовании принимают участие калеки и душевнобольные, а чествование избранных депутатов оборачивается дракой, и все это напоминает чуть ли не Босха с Брейгелем (по композиции и сюжету, конечно, а не по стилю). Еще одна любопытная штучка - "Взбешенный музыкант": дирижер сходит с ума от многообразия и неблагозвучия лондонских шумов.

Что же касается фламандской живописи из собрания князей Лихтенштейнских - надо отдать должное, выставка намного более насыщенная и разнообразная, чем я ожидал. Венский дворец Лихтенштейнов работает по особому графику, а непосредственно в Лихтенштейне коллекции вообще не застать, там я наткнулся на какую-то совершеннейшую ерунду, так что хоть в Москве посмотреть. Самая растиражированная из приехавших картин Рубенса, портрет дочери Клары Серены Рубенс (1616) - она же и самая крошечная по размерам, но действительно прелестная, и эффектно подана, вынесена прямо в открытие экспозиции. Полотен крупного размера, впрочем, тоже хватает, пусть и не все они равноценны. Рядом с посредственным "Обращением Савла" - очень достойное "Оплакивание Христа", далее - аляповатая и помпезная аллегория "Победа и Доблесть". Несколько менее заметных, но по-своему замечательных росписей маслом по доске на религиозные и мифологические сюжеты: "Святая Анна украшает Марию цветами" и др. Абсолютный кич - "Военные трофеи" с мертвой головой, насаженной на копье: вертикальное, явно декоративное, на заказ сделанное панно, пускай и качественной, мастерской выделки. Очень забавный, просто уморительный "Сатир и девушка с корзиной фруктов". В разных видах представлен сюжет "Марс и Рея Сильвия" - крупное живописное полотно "сопровождает" эскиз, а к ним впридачу - гобелен на основе картины (просто жуткий, чудовищно уродливый, положа руку на сердце). Еще одна очень хорошая картина - "Нахождение Эрехтония" - запоминается прежде всего реалистически выписанным лицом старухи, выделяющемся среди нагих дев и розовых детишек. А вот эскизы на темы, связанные с Генрихом Четвертым - ничего особенного.

Ван Дейк для меня намного значительнее, чем Рубенс, но его на выставке и числом поменьше, и жанрово картины достаточно однообразны - почти исключительно парадные портреты, среди них выделяются генуэзский дворянин и Мария де Тассис. Хорош и святой Иероним. Как ни странно, выигрышно подан Йорданс - в музеях Фландрии его полным-полно, но только там, в остальной Европе он не так уж часто попадается на глаза. От Лихтенштейнов доехали несколько выдающихся его произведений, "Девушка со стариком и с попугаем" - просто один из лучших предметов экспозиции, великолепно и "Поклонение пастухов", "Мелеагр и Аталанта", правда - в меньшей степени.Трудно пройти мимо, но больше из-за размеров полотна, "Даров моря" Йорданса и Снейдерса, где уместились диковинные рыбы, ракообразные, даже тюлени! Крупное, но невзрачное "Явление Христа Магдалине и ангелам" Франса Люйкса (Лёйкса), огромная картина, приписываемая либо Яну Букхорсту, либо Яну ван ден Хуке - "Неразумные девы" - написана на один из любимейших моих (еще с филфаковских занятий по старославянскому) сюжет, но очень простецкая, галантные дамы (а вовсе не евангельские "девы") пьют вино, танцуют, музицируют, не думают о "женихе, который грядет" - но апокалиптических предчувствий картина не содержит и в подтексте, так что героини вроде как и хорошо проводят время.

Хватает на выставке и имен второго, третьего ряда - с предметами иногда любопытными, иногда не слишком. Йос II де Момпер "Горный пейзаж с путниками"; де Блесс "Пейзаж с металлоплавильней"; Ян Фейт - "Охотничьи собаки с куропатками" и "Охотничьи собаки с дикими кроликами" (кролики, впрочем, милые) и т.п. Вообще преобладают антверпенские мастера, начиная с Рубенса - среди прочего имеется ничем не примечательный, кроме объекта изображения, "Внутренний вид Антверпенского собора". Но есть даже Брейгели - Ян (небольшой "Пейзаж с юным Товием", где заглавного героя среди толпы персонажей не разыскать днем с огнем) и Питер-младший ("Перепись населения в Вифлееме", где изображен, конечно, заснеженный фламандский городок, катание на льду и проч.). "Семейный портрет" (в интерьере, разумеется) Янсенса и "Музицирующие крестьяне" Теннирса, выразительные "Сборщики податей" Квентина Массейса - ну есть на что посмотреть, и подробно, внимательно, я даже, признаться, не ожидал.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments