Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

Categories:

"Лир. Король" У.Шекспира в театре "Эрмитаж" на сцене "Мастерской Фоменко", реж. Михаил Левитин

Уже третий спектакль Левитин делает с Михаилом Филипповым и в значительной мере "на" Филиппова, но в "Короле Лире" выбор исполнителя еще более значим, чем в инсценировках Чехова и Домбровского. Это, впрочем, касается роли не только Лира, но и Корделии, которая в "Лире. Короле" - девочка-подросток, сыгранная юной актрисой Валентиной Ляпиной и так же, как мальчик-подросток Лука в "На дне" Котта (такие вот неожиданные параллели возникают), возраст Корделии на сцене принципиален. Показать дочерей Лира маленькими девочками - такого в театре только русскоязычном и только в обозримом прошлом бывало сколько угодно (от версии с Михаилом Козаковым в театре Моссовета до, прости, Господи, прохановской "Лиромании" с Герчаковым в Театре Луны), но Левитин не ограничивается демонстрацией сестер в юности, чтоб потом вывести взрослых актрис в полноценных ролях, у него Корделия так и не вырастает. Корделия почти лишена реплик, предписанных ей по пьесе, зато она озвучивает, по-русски и по-английски, перебивки-"титры", которые сама же показывает на изнанке половика, лицевая сторона которого занята картой королевства; и она же "дублирует" с английского шута-тромбониста, таким образом на протяжении практически всего представления, кроме некоторых эпизодов второго акта, не удаляясь за кулисы. И пространство Сергея Бархина оформлено под детскую, игровую комнату, в зелено-красном колорите, с желтыми креслом и ширмой, синей боксерской грушей. В драматургии же действа концептуально наличие обыгранных "коверными" (в "основной" пьесе они выступают за Глостера и Кента) цитат из Л.Н.Толстого, отзывавшегося о Шекспире и особенно о "Короле Лире" как о чем-то далеком от искусства, вызывающем лишь "отвращение, скуку, недоумение". Толстовские инвективы задают тон спектаклю - Левитин выстраивает его не то чтоб в полемике с Толстым, а на контрапункте: в самом деле - ведь герои "Короля Лира" поступают нелепо, нелогично, совершают необъяснимые и попросту не нужные поступки, отменяет ли это подразумевающуюся по умолчанию, освященную веками необходимость им сочувствовать, позволяет ли взглянуть на фигуру того же Лира критически? Лир-Филиппов в пиджаке и с тросточкой, французский король, разряженный как опереточный птицелов, гротескные старшие сестры (Дарья Белоусова и Ирина Богданова), их мужья в латах, похожие на железных дровосеков, "кордебалет" из четырех "овечек", наконец, сводные братья Эдгар и Эдмунд в гриме кабуки, с нунчаками, несущие японскую тарабарщину типа "акирокуросава" (но, кстати, Куросава и впрямь экранизировал "Короля Лира", перенеся его сюжет в фильме "Ран" на японскую почву) - это все в подчеркнуто игровом контексте не вызывает вопросов и работает на режиссерский замысел каждой мелочью, вплоть до того, что Регана издевательски играет с ослепленным Глостером в "жмурки". Вопрос у меня остался по поводу того, зачем режиссер все-таки очень долго до определенного момента последовательно, пусть и не в полном объеме, "пересказывает" хрестоматийную пьесу. Все равно его интересует не шекспировский сюжет в целом, а, с одной стороны, характер героя и взаимоотношения Лира с Корделией, с другой - художественный контекст, причем максимально широкий, вбирающий в себя какие угодно, способные показаться случайными элементы. В таком случае изложение событий пьесы выглядит необязательным, тем более, что ближе к финалу Левитин отказывается от него, прекрасно обходясь (и спектакль ничего не теряет) без отравления, поединка и т.п., а Лира с Корделией помещая в совсем уже ирреальное пространство, где смерти нет.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments