Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

Categories:

"Трубадур" Дж.Верди, Зальцбургский фестиваль, реж. Алвис Херманис, дир. Даниэле Гати (телеверсия)

Трансляции фестивальных спектаклей для Европы - дело повседневное, круглосуточное, рутинное, но Россия, как теперь уже понятно всем, кроме самых упертых евреев-интеллигентов - не Европа, и если б не участие Нетребки, маловероятно, чтоб зальцбургского "Трубадура" Херманиса (решительнее прочих европейских коллег выступающего против русской фашистской агрессии в Украине) здесь не только оперативно показали, но еще и повторили. В основе постановки лежит замечательная идея поместить действие оперы в залы художественного музея. Находка остроумная, хотя и совсем не концептуальная - она не позволяет хоть сколько-нибудь рационально переосмыслить идиотический сюжет либретто "Трубадура" (к чему, кажется, стремился в своей версии Черняков - я сам, к сожалению, ее не видел), но, наоборот, доводит сначала через разделение, а затем совмещение "реального" и воображаемого, вымышленного, "художественного" планов до полного абсурда, который при таком раскладе, однако, уже не вызывает насмешек, в отличие от оригинала.

Леонора - музейная смотрительница, как и остальные персонажи, кроме Манрико - он поначалу представлен старинным портретом, висящим на стене как часть экспозиции, но постепенно "материализуется", и сотрудники заведения включаются в старинный авантюрно-романтический сюжет, облаченные в подчеркнуто (и даже нарочито, несмотря на монохромность, выдержанную в темно-красных тонах) "традиционные" оперные одежки. Франческо Мели в партии Манрико хорош больше своей фактурой, соответствующей общему режиссерскому замыслу, хотя голос, понятно, тоже на уровне фестиваля. Но главные звезды здесь - Нетребко-Леонора и Доминго-маркиз де Луна. Хотя даже несмотря на выдающийся артистизм обоих (можно не любить вокал Нетребко, но нельзя не отдать должное ее актерскому темпераменту) действие, которому изначально задан мощный толчок, быстро сдувается.

Увешанные картинами стены ходят ходуном, постоянно трансформируя "музейное пространство", но посыла "венского ковчега" (а если не на сто процентов, то в значительной степени обстановка на сцене выстроена с оглядкой на интерьер Художественно-исторического музея) надолго не хватает, чтоб держать драматургию действия, и без того хлипкий сюжет рассыпается, личная драма смотрительницы Леоноры все хуже вписывается в оригинальный контекст, а вместо того, чтоб домыслить идею иронически, в духе, скажем, "Пурпурной розы Каира" Вуди Аллена, где к несчастной кинолюбительнице сходит с экрана во плоти ее кумир, Херманис ведет обе линии, оба плана истории к тотальной драматической катастрофе, в последнем акте полотна сброшены со стен, вынуты из рам и нагромождены кучей, а грань между "реальным" и "призрачным", на мой взгляд, все-таки дающая повод скорее для интеллектуальной шутки, выраженной через театральную игру, окончательно стирается до полной гибели всерьез.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments