Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

"Виктор" реж. Филипп Мартинес ("Окно в Европу")

Депардье нынче постоянно на виду, но каждое его появление на публике почему-то все равно приковывает внимание. Впрочем, отчасти я могу это объяснить - он действительно во всех отношениях крупная фигура, и, кажется, он верит в то, что делает, а искренность значительного человека и артиста всегда подкупает, хотя бы характер его деятельности носил самый смешной, жалкий или даже отвратительный характер. Вот и на представлении "Виктора" Депардье снова говорил о преданной любви к России и русской культуре (у него это уже отработанный номер), благожелательно и артистично опускал ладони в "ладью" для звездного отпечатка (выбирали, какую руку опускать, стихийным голосованием), а еще проникновенно пожелал увидеть в "Викторе" не просто боевик, а человеческую историю. Последнее, однако, при всем желании затруднительно.

"Виктор" - ординарная третьесортная криминальная драма, но странно было бы ожидать иного, при этом - не до такой степени уродливая, чтоб позволяла хотя бы поржать, как в прошлом году на "Уикенде" Говорухина (и сейчас, без фильма, приехавшего в Выборг). На "Викторе" в зале смеялись лишь раз, и то не вся публика, а исключительно московская пресса, на реплике "Александра Иванова, вы арестованы!" (Александра Валерьевна, с которой мы весело проводили сутки напролет в Вологде, уже не в первый раз сталкивается со своими полными тезками в кино). В остальном сюжет про бандита, специализирующегося на краже произведений искусства, и его месть за убитого сына-наркомана, ни смеха, ни особого сочувствия не предполагает, и вряд ли кого-то захватил бы, если б сына убили где-нибудь в другом месте, а не в России, вернее - в Чечне.

Виктор Ламбер семь лет отсидел во французской тюрьме, мечтая о встрече с сыном Джереми, но за три месяца до освобождения Виктора сына убили по приказу русского торговца бриллиантами Белинского - хорошо еще не Пушкина, хотя, между прочим, маньяк-садист Антон Белинский тоже не прост и в одном из убойных эпизодов декламирует монолог Кориолана из отца нашего Шекспира.
У Виктора тем временем заново вспыхивают шекспировские страсти с той самой Александрой Ивановой, бизнесвумен, владелицей роскошных московских заведений. Но связь с Александрой - только возможность узнать правду о гибели сына и помочь его беременной внуком Виктора подружке Катерине - мать Джереми, кстати, тоже звали Катя, и она умерла при родах. Пока беременная Катерина прячется на даче у Юрия Блохиновича, приятеля лучшего друга Виктора, Сулеймана Казара, руководителя ансамбля чеченского танца и по совместительству тоже бандита, но хорошего, Виктор наступает Белинскому на хвост. А параллельно инспектор московской полиции по фамилии Плутова разыскивает похищенную Виктором десять лет назад картину.

Герой Депардье печально фланирует в одиночестве от "Риц-Карлтона" к "Метрополю" по абсолютно безлюдным московским площадям, тщательно зачищенным ради гражданина Депардье от всех прочих сограждан. В ресторане, где происходит первое после разлуки свидание Виктора и Александры, "Очи черные" сменяются "Подмосковными вечерами" ("Наша песня" - говорит Виктор про "Очи черные"; "Это случайность", - уверяет Александра). И финал, где Депардье с ружьем идет по недокошенной спелой ржи с ружьем, нагоняя Белинского, тоже трогает, но не идет ни в какое сравнение с эпизодом в мирной Чечне, панорамой сиящего "города солнца" Грозного, его небоскребами, триумфальными арками и скверами, с горами, лугами и лесами (еще недавно в телерепортажах именуемыми "зеленкой"), и особенно с православным кладбищем, помимо могилы Джереми Викторовича на удивление густозаселенным. Вообще надо отдать справедливость министерству культуры Чеченской республики - из выделенных денег что-то действительно пошло на производство картины, и танцевальные эпизоды в прологе и эпилоге смотрятся вполне неплохо.

Поубивав обидчиков сына (Белинский нанял его для перевозки бриллиантов, но решил не оставлять в живых - с этого все и началось), вернув инспектору Плутовой краденую картину в обмен на освобождение арестованной Александры Ивановой и закорешившись с крупнейшим поставщиком эскорт-услуг Ветровым (в исполнении Алексея Петренко), семь лет спустя после описанных событий Виктор сидит в зале с Катериной, наблюдая, как его подросший внук отплясывает чеченский народный танец. Александра познакомилась с Виктором через два года после смерти своего мужа, который умер в 1996-м, встречались они пять лет, семь лет Виктор просидел в тюрьме - как ни высчитывай внутреннюю хронологию, а по всякому выходит, что эпилог с чеченскими танцами разворачивается уже в будущем, каким его для России видят создатели фильма.

Выступая перед показом и признаваясь в любви к России, Депардье после Филиппа Мартинеза (который оказался еще толще, чем товарищ Жерар) еще раз взял слово и особо подчеркнул, что рад, какой становится Россия благодаря лично Владимиру Владимировичу Путину - ему похлопали. Но что-то здесь не сходится не только с наблюдениями непосредственно за тем, что творится в настоящей России, но и с содержанием собственно фильма. Ведь если судить по "Виктору", то нравится Жерару такая Россия, где Чечня усеяна русскими косточками, полицейские, совершая незаконные сделки, меняют арестованных на краденые картины, которые годами сами не способны отыскать, кавказские бандиты действуют под прикрытием танцевальных ансамблей, а выгоднее наркотрафика только торговля бриллиантами. Зато очи - черные, вечера - подмосковные, Депардье - гражданин России, и все это - благодаря лично Владимиру Владимировичу Путину.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments