Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

"Дед Василий и Квадрат", "Звездная пыль", "Данный взамен" ("Окно в Европу")

Поскольку в этом году поселили меня в "Виктории", а не в "Дружбе", и я с утра уже успел доделать все дела, решил сходить в дом культуры на конкурс документального кино, пока он ни с чем не пересекается, а то потом будет не до него. Таких энтузиастов из прессы оказалось только двое - я и Князенька, который, правда, пришел не сначала и по ходу уходил покупать в аптеку лекарства (можно подумать, что есть лекарства, способный помочь Князеньке). Я же честно высидел сеанс от звонка до звонка. Но это, конечно, испытание непосильное. Три фильма общей продолжительностью полтора часа просто добивают. Первые два еще и как с одного конвейера спущены и по одному заказу сделаны.

"Дед Василий и квадрат" Дмитрия Завильгельского, по крайней мере, слегка оправдывает свое существование тем, что режиссер обращается к семейной памяти и рассказывает про родного деда, руководителя конезавода, выводившего в советское время орловских рысаков на экспорт. Пространные монологи шамкающего старика, увешанного орденами как новогодняя елка, невыносимы, но между ними мелькает небезынтересная фото- и кинохроника, да и при всей моей нелюбви к лошадям что-то новое узнать всегда неплохо: например, что орловскую породу к середине 20-го века чуть было не вытеснил "русский рысак" - помесь орловских с американскими, и они так и назывались американо-орловскими до конца 1940-х годов, пока в качестве "борьбы с космополитизмом" название не поменяли на более "патриотическое", но саму породу тем не менее продолжали бы предпочитать, если б не успехи Квадрата - и этому легендарному коню, обгоняющему всех на ипподромах и десятилетиями производящему потомство, поставлено аж два памятника. С другой стороны, режиссер подчеркивает, что дед его был еврей и сам, а не только его орловские рысаки, в 1940-1950-е не только уцелел, и на должности продержался непостижимым чудом. То есть трехминутная зарисовка "Дед Василий и Квадрат" (в рекламном проспекте обозначенный как "Дед, Василий и Квадрат"), вероятно, оставила бы иное впечатление, но 37-минутная раздутая и преисполненная пафоса тягомотина вымотала последние силы.

А уж "Звездная пыль" Владимира Эйслера - это произведение из серии "Любочка Интельман в Оптину пустынь пошла босая". Тут тоже идет речь про ветеранов труда - знатных ткачих, проработавших десятилетиями на комбинате, который закрылся и теперь стоит в руинах. Когда одна ткачиха появилась в кадре с почетными грамотами и сказала "детям останутся" - я не удержался и расхохотался в голос. Я бы оценил затею режиссера, пожелай он вывести персонажей своей постиндустриальной фрески никчемными выродками, каковыми они, в сущности, и являются - но, похоже, серьезность его пиетета и пафоса лучше не подвергать сомнению, а все это уже совсем не смешно, особенно когда продолжается более полчаса. "Звездная пыль" построена на трехплановой структуре, с одной стороны - лунные фазы под Вивальди, с другой - всяческая пошлость-бездуховность на телеканалах и попса в радиоэфире, а как пример духовной гармонии - "люди труда". То, что на людей они даже внешне непохожи никаким местом, режиссера Эйснера почему-то не смущает, и еще меньше - та непроходимая чушь, которую они несут (само собой, про недостаток патриотизма у молодежи и все в таком духе).

После такого вгиковский диплом "Данный взамен" Софии Гевейлер в первых кадрах приятно разнообразит ощущения операторско-монтажными изысками - правда, они сразу приедаются, а содержательно и тут опять "духовность", только не трудовая, а материнская. Речь идет про матерей, отказывающихся от собственных новорожденных, и про усыновляющих тоже - в свете того, что бездуховным америкосам теперь русские младенцев на растерзание не отправляют, а изводят их сами, вроде бы опус злободневный. Подача тоже соответствует генеральной линии - в контексте молитв и икон (но надо отдать должное - помимо православных в кадре появляются иудеи - по теперешним временам это весьма либерально!). Изощренная картинка, однако, сопровождается чудовищным звуком - невнятная речь дегенеративного вида теток, которым не стоило бы жить вовсе, а не то что размножаться, наложена на замысловатый саундтрек, где электроника переплетается с народной песней (причем на конкурсном показе картину представлял именно композитор).

Ткачихи, поварихи, сватьи бабы-бабарихи с их тоской по труде, духовностью и чадолюбием отвратили меня от неигровой программы бесповоротно.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment